За евангельское православие

Категории раздела

Позиция
Основы веры
Богословие Пасхи
История
Архив публицистики
Креационизм
Педагогика
К неправославным христианам
Недавние работы

Статьи

Главная » Статьи » Основы веры

Желаемый всеми народами (часть 2)

                        Предисловие

 

            Вниманию читателя предлагается вторая часть книги по священной истории для юношества. В первой части рассматривались события от сотворения мира до Вознесения Господня. Темой второй части стала история апостольского века и памятники христианской письменности этого периода.

            Обе части нашего единого труда связаны ссылками друг на друга. Работая над второй частью, мы предполагаем, что читатель знаком и с первой. Вторая часть несколько сложнее первой и рассчитана на подростков и юношей, уже представляющих себе общий ход евангельских событий.

            Главная же цель нашей работы – возбудить у православного читателя интерес к временам Нового Завета, к документам и истории той эпохи. Сказывают, что покойный протоиерей Александр Мень говорил, будто апостола Павла на русском языке вообще не существует. Пожалуй, трудно принять это высказывание во всей его категоричности, особенно спустя пятнадцать лет после гибели отца протоиерея. С тех пор появилось много книг по библеистике на русском языке. Однако же, в том есть несомненная правда, что большинству современных православных церковных людей мир мысли апостолов, язык апостолов, их понятия, их заботы, радости и скорби мало понятны, а главное, мало интересны. Интереснее – старцы двух прошедших веков, их прорицания и апокрифы, вокруг их имен составляемые.

            Дерзновенна ли задача автора: повернуть сердце читателя к Новому Завету, а тем самым к его Основоположнику? Но ради меньшей цели не стоило и браться за дело.

            Кроме того, юного читателя хочется ввести в мир библеистики Нового Завета, так сказать, православной дверью. Протестантская наука о Библии несправедливо игнорирует некоторые письменные памятники христианства I века, которые не вошли в канон Нового Завета и стали известны у православных и католиков под названием Писаний мужей (отцов) апостольских. Эти документы представляют для библеистики на самом деле большой интерес, расширяют горизонты нашего понимания Нового Завета, но при этом в популярной литературе почти не обсуждаются. Мы попытаемся отчасти заполнить этот пробел и вместе с тем показать ход становления Предания Церкви.

            В заключение книги приводится возможно более краткий исторический обзор становления основных христианских догматов, разделяемых большинством современных христианских конфессий. Мы пытаемся раскрыть и показать нравственный смысл этих догматов – то незаслуженно забытое достояние русской православной богословской школы двух прошлых веков, которое наиболее ярко выражено в трудах митрополита Антония (Храповицкого).

 

            Глава 1. После Пятидесятницы

 

            Иисус Христос не покинул мир

 

            Святой Иоанн Богослов завершил свое Евангелие такими словами: Многое и другое сотворил Иисус; но, если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг (Ин. 21, 25). По святоотеческому толкованию, здесь имеются в виду дела Иисуса, совершенные не столько при жизни Его на земле, сколько после Его Вознесения. Сами эти слова написаны евангелистом, спустя не менее полувека после описываемых в Евангелии событий. Вознесшись на Небо, Иисус Христос как человек отошел из этого мира, но как Бог, продолжал и продолжает действовать в нем. Евангелист Иоанн к моменту окончания своих  богодухновенных Писаний это видел и хорошо понимал. Потому наша книга об Иисусе Христе не может кончиться Его Вознесением. Дальнейшие события не менее евангельских важны христианину, чтобы его вера укрепилась, стала живой и осознанной.

            Христианская вера основана на действительных исторических событиях. Главное из них – само пришествие Иисуса Христа в человеческом образе. Обещанный пророками и Желаемый всеми народами (Агг. 2, 7), Мессия родился на земле, учил людей, пострадал за наши грехи и воскрес из мертвых. Он явил себя нашим Господом и Спасителем. Но какое бы великое событие ни происходило на земле, видят его лишь те, кто оказался в такое-то время в такой-то местности. Христос же пришел в мир спасти не только тех, кто станет свидетелем Его земной жизни, ибо Он есть Господь и Спаситель всех. Благую весть о пришествии Мессии и о даруемом Им спасении надлежало пронести во все концы земли. Услышав эту весть, люди должны были принять новую веру, которая изменила бы всю их жизнь. Это было делом не только учеников Христа, но во многом и Его Самого.

            Вот об этом важнейшем деле Иисуса Христа и Его учеников - об утверждении христианской веры в мире и будет идти речь во второй части нашей книги. Как вы помните, святой Иоанн так определил цель написания своего Евангелия: сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его (Ин. 20, 31). В первой части книги мы повторяли эти слова многократно и сами следовали именно этой цели. Такова же общая задача и нашей второй части.

            Нам с вами нужно помнить, что история имеет свой смысл. Совершающиеся исторические события направляются Творцом мира, Который есть и Господь человеческой истории. Исторические события, произошедшие после Вознесения Христова, подтверждают, что Иисус есть подлинно Христос, Сын Божий и что веровать в Него, посвящая Ему свою жизнь, - это достойно и правильно.

            Пришедший на землю Спаситель мира не потряс тотчас же народы и царства блеском Божественного величия. Большинство людей того времени могли бы сказать примерно так: да, мы слышали, что некий Божественный Посланник обещан пророками и Ему надлежит прийти спасти весь человеческий род; слышали и о каких-то таинственных событиях в Палестине, связанных с именем Иисуса. Но ведь мало ли, какие известия носит молва? На нашей-то гражданской и общественной жизни никак не отразилось, что Мессия подлинно приходил. Был ли Иисус Мессией или нет, но как это касается нас самих? – Так могли сказать люди сразу после Вознесения Христова, если они сами не видали евангельских событий. Говорящих такое нельзя было бы осудить тогда. Но теперь для такого простодушного недоумения не остается достойных оснований. Пришествие Мессии потрясло народы и царства, сокрушило идольские святилища, языческие общественные идеалы, ниспровергло глубокие заблуждения, принесло людям самые возвышенные и святые чувства, ощущения, мысли и намерения. Полностью сбылись слова древней китайской книги, которые мы с вами уже приводили: “От одного края моря до другого не будет ни одной страны, ни одного берега, ни одного места, которое освещается звездами, увлажняется росой и населено людьми и которое не благословит и не почтит имя Его. Народы ждут Его, как увядшие растения ждут росы. Его пути непостижимы. Его добродетель осенит всю землю. Он установит повсюду новую жизнь и новую силу и возвысится до Неба”. Как исполнились эти слова, мы и расскажем во второй части нашей книги.

 

            Великое поручение апостолам

 

            Возносясь на Небо, Иисус поручил Своим ученикам пронести во все народы благую весть о Его пришествии: идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам (Мф. 28, 19-20). По мере исполнения этого поручения ученикам Мессии надлежало превратиться в Его апостолов, что значит: посланников, проповедников, глашатаев. Учитель повелел ученикам самим сделаться учителями для всей вселенной. И для решения столь великой задачи Он обещал им особую, чудесную помощь – даровать им Духа Святаго.

            Но, прежде чем говорить о сошествии Духа, давайте подумаем, насколько же трудным было повеление Христа Своим апостолам. Если внимательно рассмотреть, что им противостояло, что мешало им выполнить столь великую задачу, мы убедимся, что человеческими силами она была совершенно невыполнима. И тот несомненный факт, что она все-таки была выполнена, может свидетельствовать лишь о Божественной силе Самого Христа.

            Впервые за всю историю человечества на свет являлась религия, Основатель которой изначально желал даровать ее всем народам. До сих пор всякий народ обладал своей религией. Моисей вручал скрижали с Божиими заповедями только Израилю. Подобно этому и другие религии почитали своих богов как богов только своего народа. Это правило было настолько всеобщим, что даже в римском законодательстве только то вероучение вообще рассматривалось как религия, которое имело прочные национальные корни в определенном народе. Есть религия римская, есть персидская, есть индийская. Есть боги греческие, есть финикийские, есть Бог евреев – Яхве. Одна религия может начать почитать богов другой религии, как сами римляне “приняли к себе” греческих богов. Но такой религии, которая снимет все национальные рамки, отменит почитание всех отеческих богов во всех народах, мир еще не видел. По римским понятиям, это была вовсе не религия, а безумное и зловредное суеверие.

            Но христианская религия не просто перерастала национальные рамки. Она отменяла прежде бывшие религиозные учения. Языческий мир не понимал такого отношения. Узнав о Праведнике, замученном еврейскими начальниками, некоторые римляне уважали Его и даже готовы были включить Его в пантеон своих божеств, поставить Его статую среди своих идолов. Но ради Него отменить почитание своих богов – такая мысль любому язычнику могла показаться совершенно безумной. Между тем христианские проповедники выдвигали именно такое требование и на что-то меньшее не соглашались.

            Собственно иудейская религия тоже держалась своей чистоты и исключительности. Евреи никогда бы не позволили язычникам, например, изготовить статую Яхве и поставить ее в капище. Они насмерть стояли против всякого изображения человека, которое напоминало бы идол. К примеру, однажды они не позволили внести изображение императора в Иерусалим (этот случай имел место при Понтии Пилате и чуть было не вызвал кровавой резни, как сообщает нам Иосиф Флавий). Но религиозная нетерпимость евреев для них же самих ограничивалась национальными рамками. Евреи категорически отрицали всякую иную религию, но отрицали ее только для себя. Проповедовать еврейский закон другим народам евреи не спешили. В Талмуде категорически запрещается язычнику соблюдать заповеди Моисеева закона; допускается только полный переход не еврея в иудейство через обрезание, да и то лишь в виде исключения. Такая замкнутость иудаизма вполне устраивала римлян, не препятствовавших евреям жить по-еврейски, лишь бы они жили так только своей еврейской общиной (а еще лучше – только на Святой Земле Палестины).

            Теперь же появлялась на свет религия, дерзавшая заменить верования всех народов, сокрушить почитание всех национальных кумиров. Христиане осознали эту свою задачу уже во времена апостолов; в самых ранних документах Нового Завета мы встречаем указание апостола на то, что храм Божий с идолами несовместим и что христианину нужно полностью освободиться от всех пережитков язычества.

            Одновременно христианство подрывало (по крайней мере, внешне) и основные устои иудаизма. Пришедший Мессия Иисус с самого начала почитался Господом и Богом, что никак не вмещалось в еврейском сознании, привыкшем к почитанию единого Бога. Иисус встал поперек дороги книжникам иерусалимским, но это был только краткий момент истории. Пройдет лет сорок, и все непосредственные гонители Иисуса умрут, но легко ли будет новым поколениям евреев уверовать в Иисуса, не только как в Мессию, но и как в Господа и Бога? Конечно, нет.

            Так велико было дерзновение новой, рождающейся христианской веры. По современным понятиям, это была духовно-агрессивная, нетерпимая, “политически некорректная” религия, “тоталитарная секта”, противоставшая всему духовному богатству прежде жившего человечества. Такие великие притязания должны были чем-то оправдываться, иначе христианство очень скоро навсегда бы погибло в истории. А это оправдание было очень простым: Иисус Христос есть подлинно обещанный Мессия и Он действительно воскрес из мертвых.

            Но донести такую истину до человеческих сердец одним только убеждением было совершенно не под силу простым галилейским рыбакам, людям без образования и без всякой видимой мирской власти. Когда проповедник возвещает нечто необычное и удивительное, то ему поверят, только если он умен и образован или если он носит меч и использует “силовые аргументы”. Ни того, ни другого у галилеян не было. Более того, новая религия не стремилась к мирскому богатству и успеху и не позволяла вести проповедь с применением насилия. Христианство пришло в мир не так, как, например, ислам, не в обозе победоносной армии. В чем же была его побеждающая сила?

            Пытаясь ответить на этот вопрос, вы сами, наверное, вспомните о чудесах, которые творили  апостолы и многие их святые преемники. Да, успех христианской проповеди без факта чудес объяснить невозможно. Но дело в том, что и в язычестве, и в иудействе были свои чудеса, свои пророчества и прорицания. Не стоит представлять себе, будто язычники кланялись только камням, а иудеи – свитку Торы (Моисеева закона). Духовные силы были и проявлялись и там, и здесь. По внешнему виду определить источник этой духовности, то есть от Бога ли она, было невозможно. Везде были свои ученые, богословы, свои мистики и пророки. Не христианство открыло человечеству силы мира невидимого. И мы с вами помним, что ни богословами, ни мистиками ученики Иисуса Христа не были. Тем не менее именно они получили тот дар, с помощью которого победили ученых и мистиков всех религий мира. И этот дар был большим, нежели чудо или пророчество.

            Короче сказать, христианству противостояла человеческая цивилизация: государственная мощь, ученость и образование, своеобразный многовековой духовный и мистический опыт разных религий. Против таких исполинов вышли двенадцать малограмотных и духовно неопытных мужей, из самого захолустного края, вооруженные только своими личными воспоминаниями о Необыкновенном Человеке, их Учителе. Они могли сами верить, что Иисус был величайшим человеком в истории, но привести все человечество к вере в Него как в Бога – согласитесь, такое было для них совершенно невыполнимой задачей. И даже чудеса, творимые апостолами Иисуса Христа, не решили бы ее.

            Христос сказал, что Он победил мир (Ин. 16, 33). Сказал это перед самым Своим страданием, о будущем возвестил в прошедшем времени. Но слова эти исполнились наперекор всем законам человеческого общества. Слово “победил” является однокоренным с двумя другими: “убедил” и “беда”. Победа христианства состояла в том, что оно убедило мир, лежащий во зле, в возможности избавиться от этой беды и избавило от нее.    

            Как это произошло – об этом и будет наш рассказ.

 

            Пятидесятница

 

            Простившись на горе Елеонской с Господом Иисусом, вознесшимся на Небо, ученики возвратились в Иерусалим, ожидая Того Иного Утешителя (см.: Ин. 14, 16), Которого обещал им Учитель. Едва ли они с самого начала представляли себе все невероятные трудности порученного им дела. Скорее всего, в сердцах их по-прежнему сияла радость Воскресения. Их Учитель жив, Он победил смерть, Он обещал не оставить их. С Ним ничего не страшно, даже когда Его не видно рядом.

            Прошло еще десять дней, и наступил праздник Пятидесятницы. Он был установлен через семь недель после Пасхи в память о том, что именно через пятьдесят дней после выхода из Египта евреи получили откровение Закона Божия  (Тору) через пророка Моисея. В этот день совершалось не только это священное и поныне для евреев воспоминание, но и, так скажем, праздник нового урожая. В эти дни начиналась жатва, и благодарные израильтяне спешили принести жертвы и молитвы Господу в память трех великих Его даров Израилю: Закона, Обетованной земли и ее плодов. И неслучайно именно в этот день люди всей земли, не только евреи, получили новый дар, которому Закон и Обетованная земля служили лишь прообразом.

            Для рассказа о случившемся событии лучше всего обратиться прямо к библейскому тексту. Святой евангелист Лука, автор книги Деяний святых апостолов, пишет об этом так: При наступлении дня Пятидесятницы все они были единодушно вместе. И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились. И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святаго, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещавать (Деян. 2, 1-4).

            Это чудесное явление не прошло незамеченным. Как всегда в праздничный день, Иерусалим был полон пришельцами из разных стран, евреями и обращенными из язычников (прозелитами). К дому учеников Христовых собралась разноплеменная толпа, и каждый узнавал в их речи свой родной язык. Очевидно, содержанием этой речи была молитва и торжественное благодарение Богу (см.: Деян. 2, 11). Казалось, единая человеческая семья, рассеянная при злосчастном строительстве Вавилонской башни, вновь собралась вместе, чтобы исправить согрешение своих отцов – внуков Ноя и вновь вместе славить Господа. Если тогда различие наречий помешало греховному замыслу, то теперь разноязыкая речь соединила людей в благодарной молитве к Богу.

            Никто не мог понять, что значит такое удивительное чудо. Отменяется ли вавилонское проклятие и ради чего? Ответ на общее недоумение дал апостол Петр. Он сказал, что все совершающееся есть исполнение древнего предсказания пророка Иоиля о сошествии Святого Духа на всех верующих, которое должно свершиться в последние дни, то есть во времена Мессии. И совершающееся на их глазах чудо есть не что иное, как знак наступления этих времен. Иисус, совершивший много чудес на глазах самих слушателей этой проповеди, казнен пред ними, но победил смерть, воскреснув из мертвых. Свидетельством Его Божественной славы и служит это чудесное знамение. Вот вкратце смысл речи апостола Петра.

            Удивленные слушатели могли бы удовольствоваться таким объяснением и разойтись по домам, прославляя Бога. Но действие Духа Святого не исчерпывалось внешним чудом. Сказано, что все ученики Христовы исполнились Духа. Коснулся Он и тех, кто их слушал. Внутрь, в каждое сердце, вошло Его Божественное действие. Петру дано было знание пророческих книг (едва ли когда-нибудь он имел возможность изучать их, кроме обычного слышания их в синагоге и объяснений Самого Иисуса), и притом тех мест из них, которые непосредственно относились к делу. А его слушателям Дух Святой даровал особую сердечную перемену: услышав это, они умилились сердцем и сказали Петру и прочим Апостолам: что нам делать, мужи братия? (Деян. 2, 37). Это умиление означало покаяние, соединенное с надеждой на прощение. Каяться нужно было в вольном или невольном своем соучастии в том кровавом пасхальном происшествии. Иисуса осудили на смерть не только первосвященники. Как вы помните, исход дела решила воля толпы. И, по-видимому, некоторые из слушателей Петра были семь недель тому назад у Пилатовой претории и вместе с первосвященниками и книжниками кричали: распни Его (см.: Лк. 23, 21).

            Теперь в своей первой проповеди апостол Петр напомнил им об их согрешении. Прочие слушатели тоже чувствовали свою вину в том, что вовремя не поверили Иисусу, не приняли Его как Мессию. Священный покаянный порыв охватил сердца. Кающимся апостол Петр велел принять святое крещение, чтобы получить прощение грехов и тот же дар Святого Духа, какой получили и сами апостолы. В один день к малому христианскому обществу присоединилось до трех тысяч человек.

            И дар Святого Духа подавался всем крестившимся. Это не значит, что все до единого начали говорить на незнакомых языках или стали проповедовать Христа, истолковывая Писание. Но все чувствовали в сердце совершенно новый жизненный настрой, необыкновенный духовный подъем, близость к Богу и радость о Господе. Внутри человека утверждалось Царство Божие. Помните, когда мы говорили о чудесном обращении учеников Иисуса, о том, как они впервые узнавали в Нем обещанного Мессию, мы использовали те же евангельские слова. Но если тогда употреблялось сравнение этого Царства Божия в душе с малым горчичным зерном, то теперь, пожалуй, уместнее было бы говорить о первых добрых всходах. Не только внутри себя люди ощущали надежду и радость, но и во внешних своих делах не могли скрыть дыхания новой жизни, полученной от Духа Божия. Многие все свое имение жертвовали на нужды общины, так чтобы никто не остался в нужде. Даже имущество свое верующие во Христа сделали общим. И это было лишь одним из внешних проявлений того нового сердечного настроя, которое Дееписатель затрудняется передать словами. Он пишет просто и образно: у множества уверовавших было одно сердце и одна душа (ср.: Деян. 4, 32).

            Запомните эти высокие слова. Мы еще вернемся к ним позже. Но и теперь ясно, что Дух Святой обновил не столько языки человеческие, сколько сердца. Он установил среди людей, верующих во Христа, совершенно новые отношения. Этого не могли не замечать и прочие жители Иерусалима. Взаимная любовь между последователями Иисуса лучше всего проповедовала Его милость, Его силу, то прощение, которое принес Он им Своей смертью и воскресением. И неслучайно Дееписатель завершает рассказ о дне Пятидесятницы такими словами: Господь же ежедневно прилагал спасаемых к Церкви (Деян. 2, 47).

 

Вопросы и задания.....


(скачать книгу полностью)

Категория: Основы веры | Автор: п. Тимофей Алферов
Просмотров: 1086

Поиск по сайту