За евангельское православие

Категории раздела

Позиция
Основы веры
Богословие Пасхи
История
Архив публицистики
Креационизм
Педагогика
К неправославным христианам
Недавние работы

Статьи

Главная » Статьи » История

ЧИТАЯ МЕМУАРЫ ГЕНЕРАЛА ДЕНИКИНА: ...

В 2005 г в России впервые вышел в свет главный труд генерала Деникина<Очерки русской смуты>. По разнообразию затронутых тем и глубине ихосвещения мемуары одновременно являются капитальным исследованием эпохиГражданской войны в России. Из многого отметим немногое, имеющее отношение кнашему современному патриотическому движению, в частности, монархическому.

1) генерал Деникин и его соратники боролись ЗА РОССИЮ, не заформу правления, не за партию, не за династию, не за что-либо частное, а<просто за Россию>, за ее державное бытие, за ее свободу и независимость, завосстановление национального государства, обеспечивающего свободунациональной жизни и защиту гражданам. Боролись против интернациональныхавантюристов, богоборцев и террористов, национал сепаратистов. Оппонентыгенерала Деникина из левого и правого лагерей упрекали его в размытости инеопределенности политической программы. Для них лозунг <просто за Россию>,выдвинутый среди хаоса всеобщего распада государства, развала всех сторонрусской жизни, ничего не значил. Но в тех условиях обесценивания всехценностей от человеческой жизни до денежных знаков, - что значили тогда<конкретные> политические программы и лозунги? Правильнее, кажется, неследовать критикам генерала Деникина из лагеря профессиональных политиков,не смотреть их глазами на его политическую <простоту> и <недалекость>, аоценить этих людей с точки зрения русского патриота, каким был генералДеникин и его соратники-добровольцы. Если для человека слово Россия значиточень мало, если дороже свои политические программы и узко сословныеинтересы, то стоит ли прислушиваться к его недоброй критике? Движение,которое два года возглавлял генерал Деникин, было попыткой объединить всехнационально мыслящих и чувствующих русских людей ради главного - спасениягибнущей в смуте родины. Сравнительно малая поддержка этого движения иширокая оппозиция, которую оно встретило, говорит не против него, а о том,что чувство патриотизма в широких слоях русского народа оказалось довольнослабым. Сильнее оказались классовые и политические противоречия, не говоряуже о низменных страстях. Стоит подчеркнуть, что защита независимостиРоссии, ее достоинства и территориальной целостности была принципиальнойпозицией генерала Деникина в течение всей его жизни. Будучи главкомомВооруженных сил Юга России, он четко и последовательно защищал национальныерусские интересы перед державами Антанты и местными сепаратистами, неподдавался давлению и проискам. Таким же он остался и в эмиграции,предостерегая от упования на свержение большевиков с помощью иностраннойинтервенции и от всяких <ориентаций> на иностранные державы (< не надо нигерманофильства, ни франкофильства, а только русофильство>). В этом егопозиция совпадала с позицией проф. Ильина. Можно упрекнуть генерала Деникинав политической негибкости, в отсутствии чувства политического реализма. И,тем не менее, принципиальная, нравственно безупречная позиция, вызывающаяуважение даже у противников, предпочтительнее политики, основанной насиюминутной выгоде.

2) Носителями идеи спасения погибающей родины стали БЕЛЫЕДОБРОВОЛЬЦЫ,- особое движение, не похожее ни на что из преждесуществовавших. Ни одна из политических партий, как правых, так и левых, неоказалась способна организовать и возглавить какое-либо значимоесопротивление большевикам. Объединение белых добровольцев не былополитической партией, оно не было и просто мятежом профессиональных военных(как, например, позднее во многих латиноамериканских странах), хотявозглавляли его генералы. Большинство генералов и офицеров ИмператорскойАрмии не участвовали в Белом движении, а заняли выжидательную позицию илидаже пошли служить большевикам. В ряды добровольцев влилось большоеколичество учащейся невоенной молодежи и интеллигенции. Объединяла белыхдобровольцев идея, а не принадлежность к военному сословию. ИДобровольческая Армия при всех внешних признаках военной организации была непросто воинским соединением, а особым боевым братством, воскрешающим памятьо древних русских дружинах.

Как отмечал генерал Деникин, добровольчество было тогдаединственным светлым явлением на фоне всеобщего разложения и распада именнов силу своего особого духовного качества. Поэтому оно имело зажигательнуюсилу и увлекло за собой многих дотоле колеблющихся людей. Оно осталось непонятым и подвергнутым жесткой критике людьми другого типа и духа -чиновниками и политиканами. И те, и другие, независимо от своих правых илилевых убеждений в основу своей деятельности полагали личный интерес и личнуювыгоду. Напротив, суть добровольчества состояла в жертвенном бескорыстномслужении Родине. Чины и прошлые заслуги играли у добровольцев второстепеннуюроль, главным был выбор человека и его долг в настоящий критический момент.Политические взгляды тоже не считались существенными, важнее былинравственные и деловые качества. У добровольцев сложилась особая боеваядружба, особая атмосфера, основанная на взаимном доверии и верности,повышенная нетерпимость к подлости, предательству и другим аморальнымявлениям. Генерал Деникин подробно на многих примерах описывает идеалы и бытдобровольцев. Отметим, что сам он был одним из главных организаторов этогодвижения и носителей его духа в течение всего своего командования.

 Добровольчество было ярким проявлением личного начала вчеловеке, личного сознательного жизненного выбора, личной ответственности засвои поступки, личной инициативы в деле. Этим оно отличалось как от слепогочиновничьего повиновения, снимающего с себя ответственность и перелагающегоее на <начальство>, так и от стадного чувства толпы, следующей общемупримеру, идущей <с большинством на зло>. Поэтому история добровольчества -это история в лицах, ярких личностях героев Белой России, очень непохожихдруг на друга по характерам, темпераменту, мировоззрению, не всегдауживающихся друг с другом, которых только чувство долга перед родиной моглособрать воедино.

3) Атмосфера боевого братства, сложившаяся среди добровольцев,исключала возможность появления у них диктатора, подавляющего всех своимавторитетом. Заключение в Быховской тюрьме и тяготы Ледяного похода уравнялидаже в бытовом отношении начальников и подчиненных. Герои могли признать надсобой другого героя, но не признали бы повелителя. Деникин был средидобровольцев лидер, но не диктатор, первый среди равных, но не единственныйи исключительный. Его сильная сторона была в коллегиальности, он был силен<своей командой>, а не только своими личными качествами. Он умелорганизовать и поддерживать единство довольно разных людей (первыйтриумвират Алексеева- Корнилова-Каледина), умел и сам поддерживать единствопри формальном дуализме власти с генералом Алексеевым. Только после смертиАлексеева (сентябрь 1918 г) он принял титул Главнокомандующего армией,отказавшись от титула <верховного руководителя>, до конца своего руководстваоставался в чине генерал-лейтенанта, полученного в 1915 г. Ради единстварусского дела он, вопреки советам своего окружения, подчинился адмиралуКолчаку, как Верховному Правителю России. Когда весной 1920 г Деникинпочувствовал утрату доверия к себе со стороны ближайших соратников, он ушелв отставку. Даже враги отмечали его личную скромность, аскетизм ибезупречную репутацию.

Известно, что генерал Врангель упрекал генерала Деникина заограниченность кругозора, средние способности и потому не соответствие постуВерховного Главнокомандующего. Может быть, это и так. Пусть Деникин не былвеликим полководцем и государственным деятелем, а скорее выдающимсякомандиром среднего звена. Он продолжал ту традицию генералов русской армии,представителем которой был, например, генерал Дохтуров, отличившийся внаполеоновских войнах, без особых ярких побед, но незаменимый в критическихситуациях, когда надо остановить натиск превосходящего противника, скромныйи незаметный в другое время. Но и такие люди, более выдающиеся по своимнравственным, чем деловым качествам, бывают необходимы, особенно в эпохукрушения нравственных и правовых основ жизни. Напомним, что и герой первойрусской смуты князь Дмитрий Пожарский по оценке ряда историков (например,Костомарова) был тоже человеком скорее средних деловых способностей, но сбезупречным нравственным обликом и при этом послужил орудием Промысла Божияпо спасению России. Напротив, люди блестящего таланта и безудержных амбиций,<Наполеоны и кандидаты в Наполеоны>, часто приносили своему Отечеству большевреда, чем пользы, как свидетельствует об этом древняя и новая история.Очень ценным качеством генерала Деникина было сознание им ограниченностисвоих способностей, отсутствие жажды власти. Он всегда считался с мнениемподчиненных, с настроением соратников. Он не подавлял местногосамоуправления, даже оппозиционного к нему. Он справедливо награждал ипродвигал по служебной лестнице подчиненных, умел терпеть разномыслие, ненавязывая своих взглядов, был тактичен в замечаниях, терпел личные нападки(например, со стороны генерала Врангеля). В наше время вождизм, жаждапервенства, нежелание уступать, мириться и прощать являются, чуть ли неглавными причинами расколов в патриотическом движении

Генерал Деникин был человек верующий и церковный. Об этомсвидетельствует его духовник протопресвитер Г.Шавельский. <Отметая зверинуюпсихологию Ветхого Завета, всецело приемлю Христианство и Православие. Сэтим живу и хочу скончать свои дни>,- писал он. К испытаниям жизни онотносился как христианин. Символично, что рождение Добровольческой Армиипришлось на Рождество Христово 1917 г, а выход из окружения Ледяного Походана Пасху 1918 г. Оценивая религиозность добровольцев, следует учитыватьмассовый отход от веры и Церкви образованных слоев русского общества началаXX века. Многие из добровольцев, отошедших от Церкви, сохраняли в глубинедуши веру в Бога, которая и подвигла их на жертвенный подвиг. Многиевернулись в Церковь во время войны или позже в эмиграции.

4) Одним из обвинений генерала Деникина в правых кругах было то,что он <демократ, а не монархист>. Можно сказать, что он был демократом попроисхождению из простого народа, а не из сановной бюрократии и не изтитулованной аристократии, как его главные оппоненты генералы Врангель иКраснов - потомственные дворяне, имеющие в роду нескольких предковгенералов. Отец Деникина был крепостной крестьянин, взятый в Николаевскуюармию и дослужившийся до офицера. Сам Антон Иванович достиг своего положенияупорным трудом, учебой и службой, особенно отличиями на двух войнах, безпротекций, связей и искательства у начальства. Такими же были его соратникипо добровольческому движению, начиная с Корнилова, Каледина, Алексеева. Онидействительно не любили столичных гвардейцев и бюрократов, но не какдемократы, а как добровольцы. Деникина всегда отличало простое ровноеотношение ко всем сослуживцам, без заискивания перед старшими и барскогочванства перед младшими. Но партийным демократом он не был и не мог быть посамому своему существу. Он был чужд партийной борьбе, интригам, политическойагитации и демагогии, партийным сборищам и резолюциям, отравляющим армейскийи народный организм, подавляющим народную совесть. Еще летом 1917 г онвыступил с резким публичным обличением Керенского и компании. Один изосновных принципов Добр.Армии, которого твердо держался генерал Деникин:армия вне политики, вне партийной борьбы и раздоров.

Четверть века он служил монархии и заявлял: <Готов служитьРоссии и при монархии, и при республике>. Свои взгляды на формугосударственного устройства России Деникин определял как <конституционнаямонархия>. При этом он не навязывал никому своих взглядов и оставался напозиции <непредрешенчества> будущей формы правления до окончания смуты,свержения власти большевиков и восстановления законности полномочнымвсероссийским органом. К сожалению, Деникин не смог понять и оценить такогомонарха, как император Николай II. Его недовольство монархией имелопрактический характер и объяснялось плохой подготовкой и неудачнымпроведением японской и германской войн, назначениями на высшие командныедолжности неподготовленных людей. Строго говоря, претензии со стороныДеникина и других добровольцев относились в основном к высшей бюрократии,которая своей деятельностью в значительной степени ответственна зареволюцию, а не к самой монархии как таковой. Если учесть, что за ошибкивысшего командования армии приходилось расплачиваться тысячными жертвами, акомандирам уровня Деникина напрягать все силы, чтобы исправить последствияэтих ошибок, то надо признать эти претензии справедливыми. Многиемонархические мыслители, например, И.Л.Солоневич, главными виновникамиреволюции считали представителей правящей бюрократии, прикрывающейся именеммонарха. Л.А.Тихомиров тоже считал, что бюрократия служит средостением междумонархом и народом, в значительной степени узурпирует власть монарха иодновременно дискредитирует его перед народом.

Другой причиной недовольства монархией со стороны частидобровольцев были профессиональные политиканы крайне правого лагеря.Монархическое движение, начавшееся в 1905-07 г, как всенародное движениепротив революции, постепенно угасло, претерпело расколы, превратилось вдвижение партийное, а его лидеры в думских политиканов. Монархические партиине смогли организовать никакого противодействия февралю 1917 г на улицах, несоздали подполья, не смогли устроить похищения Царской Семьи. Летом 1918 гкрайне правые деятели, собравшись в занятом немцами Киеве, постановили вестиработу по дискредитации руководства Добровольческой Армии, как масонского,левого, социалистического и пр. Эти интриги продолжались и позже в тылуармии Юга России. Такие <монархисты> оказались в одном лагере с эсерами,кубанскими самостийниками, содействуя развалу Белой армии в пользубольшевиков.

Но были и другие монархисты-добровольцы, такие как Кутепов,Дроздовский, Тимановский и другие, которые доблестно сражались с главнымврагом России - большевизмом. Отсюда видно, что разделяющая линия проходилане в области политической ориентации (монархист-немонархист), а в областидуховного облика человека (доброволец - политикан, бюрократ). Поэтомусправедливо посмотреть не на генерала Деникина и его добровольцев глазамиприсвоивших себе имя монархистов, а на самих этих людей глазамидобровольцев, что и было сделано в свое время проф. И.А.Ильиным в ряде егостатей (<О нашем политическом лике>. <Кто мы?>).

Можно сказать, что главная трагедия монархии заключалась вотрыве от людей Белого духа - добровольцев. Разрыв между людьми <белого><черного> духа (по определению проф..Ильина) продолжался и позже вэмиграции. И тезису <черных>: <в поражении антибольшевицкого движениявиновно руководство, не поднявшее монархический флаг>, можнопротивопоставить другой тезис: <в том, что монархический флаг не был поднят,виновны, прежде всего, <черные> монархисты, враждебные добровольцам,скомпрометировавшие своей деятельностью этот флаг>.

Огромный фактический материал, приведенный в книге генералаДеникина, убедительно показывает, что настроение в самых разных слоях народав 1918-19 г было далеким от симпатий к монархии, что самым популярным быланархизм во всех его видах, безудержный произвол, отвержение всякой власти изаконности. Революционные разрушения в области духа, морали и праваоказались слишком глубокими, затронули массы народа, что и предопределилопоражение контр революционных белых сил. Книга генерала Деникина показываетстрашную эпоху русской катастрофы с убедительностью очевидца событий, даетим необходимый первый анализ и систему. Она разрушает многие стереотипы,насаждавшиеся как советской, так и пришедшей ей на смену современнойлиберальной пропагандой. Она также отметает и некоторые мифы, созданные вэмиграции деятелями <черного> лагеря, показывает реальную историю со всемиее переплетениями и противоречиями, ту историю, которую еще предстоитизучать и обдумывать.

Если верно утверждение, что человеческая культура - это преждевсего культура духа, то лучшим выражением этой культуры являетсячеловеческая личность с ее идеалами, стремлениями, жертвами, которые онаспособна принести. Книга генерала Деникина является важным свидетельством отом, какого уровня достигла русская духовная культура к началу XX века. Да.Шел процесс разложения и революционного распада, но одновременно шел ипротивоположный процесс, созревали личности русских героев, ни в чем неуступающих древним, а в чем-то и превосходящих их. И если считать генералаДеникина человеком скорее средним, чем выдающимся, то очевидно, чтотогдашний средний уровень много выше нашего <великого> и по деловым иособенно по нравственным качествам. Жалкими кажутся попытки некоторыхдоморощенных монархистов свысока критиковать вождя Белого движения.Необходимо понять , что без усвоения подлинно белого духа - духа всецелойпреданности идее, бескорыстного патриотизма, добровольчества, личнойскромности невозможно никакое прочное патриотическое начинание. К сожалению,многие даже монархические организации усвоили презрительное отношение кБелому движению, повторяют в его адрес обвинения <черных>монархистов-политиканов. Результат тот же, что и у тех противников Белогодела, - расколы и общий развал. Подлинное монархическое движение можетвозникнуть только на белом основании и в белом духе, учтя ошибкиисторического белого движения.
(скачать статью полностью)
Категория: История | Автор: еп. Дионисий Алферов
Просмотров: 1651

Поиск по сайту