За евангельское православие

Категории раздела

Позиция
Основы веры
Богословие Пасхи
История
Архив публицистики
Креационизм
Педагогика
К неправославным христианам
Недавние работы

Статьи

Главная » Статьи » Креационизм

Когда был каменный век?

(О книге Кремо и Томпсона “Неизвестная история человечества”)

 

В прошлом году вышло в свет русское издание книги М. Кремо и Р. Томпсона “Неизвестная история человечества”. В книге собраны многочисленные свидетельства о находках древних людей и их предполагаемых предков. Свидетельства эти в своем подавляющем большинстве противоречат общепринятой эволюционной теории и сводятся они к тому, что останки современного человека и его изделий встречаются практически во всех геологических слоях земли, где только имеются следы жизни.

На людей, ознакомленных с данными ученых-креационистов, эти сведения не производят шокирующего впечатления. Из публикаций нам известны подобного рода находки, в том числе и не попавшие в книгу. Несомненным преимуществом книги Кремо и Томпсона является редкий (чтобы не сказать: уникальный) по широте обзор находок, притом преимущественно тех, что стали предметом научного рассмотрения, а не какой-то газетной сенсации. В своих суждениях авторы весьма сдержанны и придирчивы к своей собственной точке зрения, что делает им честь, а книге придает убедительности.

Важным для креациониста является и то обстоятельство, что авторы открыто исповедуют индуизм, вследствие чего заведомо отпадает всякое подозрение их в сочувствии креационистам. В первую очередь это касается вопроса о хронологии. Кремо и Томпсон придерживаются в своей книге традиционной геохронологической шкалы, оговорившись, правда, что делают это лишь из удобства и готовы в любой момент эту шкалу пересмотреть. Но, видимо пересмотр этот подразумевается вовсе не до библейских тысячелетних сроков, ибо авторы постоянно отстаивают древний возраст человека современного анатомического типа, поскольку это согласно и с ведической литературой.

Нам, креационистам, следует согласиться с тем, что человек действительно сосуществовал на земле вместе с самыми различными тварями, в том числе давно вымершими. И фактический материал книги дает тому убедительное подтверждение. Если учесть теперь, что в геологии до сего дня главным методом датировки пород является сопутствующая фауна, возраст которой установлен в стандартной эволюционной шкале, то главным вопросом останется именно абсолютная датировка. Если этот вопрос удастся решить, то все скрупулезно собранное в книге множество данных будет “работать” и на креационную точку зрения точно так же, как авторы пытаются поставить его “на службу” индуистскому мировоззрению. В любом случае собранные факты опровергают прямо только материалистическую эволюционную концепцию.

В самом грубом выражении проблема ставится так: предположим, что нам удалось доказать, что человек жил на земле на протяжении всей ее геологической истории. В этом креационисты согласны с индуистами. Вопрос: сколько времени длилась эта история? В этом вопросе возникает уже большая разница.

Проблема эта весьма обширна, и креационисты, собственно говоря, именно ею и занимаются. Нам представляется полезным в краткой статье сделать только некоторые наблюдения над данными Кремо и Томпсона, которые они не смогли сделать сами в силу своей мировоззренческой установки. И касается это в первую очередь именно вопроса о датировках, а затем вопроса об орудиях каменного века.

 

1. Археологические датировки.

Как мы уже сказали, вопрос о возрасте находок является основным. Книга Кремо и Томпсона изобилует сюжетами такого рода: найдены человеческие останки в таком слое, который принято считать древним, судя по сопутствующей фауне. Тотчас поднимается версия о недавнем (но, возможно, глубоком) захоронении. Зачастую сами открыватели останков (особенно если это были профессионалы) тут же на месте проверяют эту версию и стараются документально подтвердить поврежденность или неповрежденность верхнего слоя над находками. Если возраст слоя получается аномально большим по стандартной шкале, то следуют атаки эволюционистов по двум основным направлениям: а) доказать, что все-таки имело место захоронение, или б) доказать, что останки не принадлежат человеку современного типа. В первом случае на помощь приходят методы химической и радиоизотопной датировки.

Химические методы - тесты на содержание фтора, азота и урана в костях способны дать лишь относительный возраст, то есть ответить на вопрос: действительно ли найденные в одном слое кости лежали в нем одинаково долго. Но о возрасте самого пласта эти методы ничего определенного обычно сказать не могут, ибо содержание указанных элементов сильно зависит от местных условий, от близости и качества подземных вод и т.п.

Необходимую абсолютную датировку обычно получают радиометрическими методами. Они тоже ненадежны, но авторы книги, указывая на это, не объясняют почему. Думается, если бы они вникли в принципиальные погрешности этих методов, то некоторые, ими же приведенные данные могли бы выстроиться в логическую цепочку.

В книге упоминаются два метода: калий-аргоновый и углеродный. Первый основан на измерении относительного содержания калия и аргона в датируемом образце в предположении, что весь аргон или какая-то его часть (а какая именно - неизвестно и приходится вводить дополнительное предположение) образуется путем распада радиоактивного изотопа калия. Период этого полураспада составляет около 50 млн. лет.

Углеродный метод основан на измерении содержания углерода-14, который превращается в обычный углерод-12 с периодом полураспада в 5700 лет. Опуская здесь иные и очень существенные недостатки приведенных методов, укажем пока лишь на то обстоятельство, что период полураспада изотопа составляет как бы шкалу данных геологических часов. Более или менее достоверные данные можно было бы получить ими (если бы удалось исключить прочие погрешности), если измеряемый промежуток времени лежит в районе самого периода полураспада, или, так скажем, плюс-минус порядок в обе стороны. Поясним сказанное.

Если измеряемое время намного меньше периода полураспада (в десятки и сотни раз), то у нас нет гарантии, что обнаруженная нами малая недостача радиоактивного изотопа обусловлена именно распадом, а, положим, не простой случайностью в выборе образца. Ведь в таком случае за указанный малый промежуток времени содержание изотопа в образце должно уменьшиться на процент или даже доли процента. Уверены ли мы, что это уменьшение объясняется лишь ходом наших радио-часов, а не случайным разбросом в содержании изотопа в разных образцах?

Если же измеряемое время существенно превышает период полураспада (на порядок и больше), то малейший просчет в измеряемой концентрации должен давать большую погрешность в определении возраста ( см. рис 1). Опять же тогда, если, скажем, в одном образце осталось лишь восемь атомов, а в другом четыре, можем ли мы сказать, что их возраст различается вдвое? Может быть изначально во втором образце недоставало четырех атомов по сравнению с первым, а возраст у них один. Когда концентрация не распавшегося изотопа слишком мала, данные расчета уже нельзя считать надежными.

! С

            !     .

            !        .

            !              .

            !                      .

            !                                 .

            !                                                 .

            !                                                                  .

            !........................................................................................... Т

 

Рис 1. График уменьшения концентрации радиоизотопа со временем. При малых значениях концентрации малейшая погрешность в ее измерении дает большую погрешность в измерении времени, вследствие того, что кривая ассимптотически приближается к оси абсцисс и идет практически параллельно ей.

 

 

Таким образом, получается, что даже без учета прочих погрешностей метода, калий-аргоновая датировка принципиально не может давать надежных данных по временным срокам, меньшим нескольких миллионов лет, а углеродная датировка не годится для измерения отрезков времени свыше нескольких десятков тысяч лет. Положим в наиболее надежном диапазоне радиодатировка дает погрешность 2% (невероятная на самом деле точность). Для 50 млн. лет это даст ошибку на 1 млн. лет, что практически не имеет значения. А если с такой же точностью пытаться измерить срок в 1 млн. лет, погрешность составит уже 100% в обе стороны, что практически равнозначно полной неопределенности.

Для сроков же, превышающих период полураспада в десятки и сотни раз погрешность в измерении концентрации на 1% также может дать ошибку в возрасте на 100%. Можно пояснить это таким сравнением.

Допустим, вам нужно измерить напряжение, составляющее около 10 вольт. Вы берете вольтметр, ставите диапазон шкалы в 1 в и подключаетесь к цепи. Прибор зашкаливает. Тогда вы для корректировки переключаете предел измерения на 10 тысяч вольт. Стрелка еле заметно вздрагивает возле нуля. Вы смелою рукою пишете: напряжение составляет 53 вольта. Если такая ситуация кажется вам смешною, сравните периоды полурапада калия и углерода и убедитесь, что они различаются именно в 10 тысяч раз, что позволяет проделывать такие же измерения, как в приведенном примере с вольтметром. Нужно вам получить возраст находок в 1-5 млн. лет? - Вы берете калий и аргон и получаете. Такой возраст этот метод даст и вчерашним отложениям, примеры тому широко известны. А если нужно оспорить древний возраст находки и дать ей тысячи лет - проверьте ее на углерод и вы никогда не сможете выйти даже на сотни тысяч.

И дело будет даже не в порочности той или другой методики, а просто в диапазоне измерения, который сам по себе обеспечит львиную долю погрешности.

Авторы книги не заострили внимания на этом обстоятельстве. А между тем, оно могло бы многое в их данных объяснить. Почему, например, все яванские находки, (а их в книге описано свыше десятка) предположительно относимые к питекантропам - homo erectus, датируют по калию-аргону и благополучно получают требуемые эволюцией 1-2 млн. лет, а останки современного человека, найденные в слишком древних слоях исследуют только на углерод?

Так например, скелет из Гелли-Хилл, обнаруженный в 1888 году был плотно вмурован в породу, датируемую 300 000 лет и принадлежал человеку современного типа. Ясно, что официальная наука всячески желала понизить возраст скелета, ведь по эволюционным понятиям современного типа человек не мог появиться столь рано. Главным средством для этого послужил уже в ХХ веке углеродный метод. Он дал возраст в 3310 лет. Авторы книги несколько обескуражены этим вердиктом. Индуистам не нужна эволюция, но не нужна им и Библия. Им нужен миллионолетний человек, а не тысячелетние динозавры. Возразить они пытаются лишь тем, что углеродный метод ненадежен, не вникая в причины его несовершенства. Кроме того, они полагают, что музейная пыль может внести свежий углерод в кости и обогатить их изотопом-14, что приведет к резкому занижению возраста. Но, думается, дело не в этом. Прежде чем исследовать образцы, с них, вероятно, все-таки стряхнули пыль тряпочкой.

Углеродный метод ненадежен, но склонен не занижать, а завышать возраст. Связано это с поступательным ростом содержания углерода-14 в атмосфере. Древние кости, еще будучи живыми, содержали гораздо меньше радиоактивного изотопа, чем аналогичные им кости сегодня. Если на это ввести поправку, то окажется, что углеродный метод практически не позволит нам получить возраст, выходящий за библейские рамки в несколько тысяч лет. (Как вводится эта поправка, см. подробно в [2] и [3]). Поэтому полученная цифра креационисту не покажется фантастической. Для эволюционистов же в данном случае она оказывается просто спасительной. Кто уж там помнит, что сто лет назад скелет выбивали из нетронутой породы. Получилось три тысячи лет по углероду - значит, все-таки это было захоронение. И слой можно считать древним и скелет недавним.

С той же ситуацией сталкиваются авторы и при описании человеческих скелетов из Кастенедоло. Найдены они в плиоценовых слоях - это несколько миллионов лет по эволюционной шкале. Приписать дело захоронению невозможно: скелеты найдены на границе очень контрастных по цвету и нетронутых пород, найдены и обследованы при этом профессионалами. Казалось бы, теперь-то эволюционисты оказались приперты к стене. Но не тут-то было. Проверяют скелеты на углерод и получают совершенно смешную цифру: 958 лет. Это слишком мало даже для эволюционной теории, но вопрос на этом закрывается. Опять же, Кремо и Томпсон сетуют только на музейную пыль.

На самом же деле истинный возраст, по-видимому ближе к тысячам лет, чем к миллионам, и хотя полученный результат неправдоподобен, но от истины он отличается в разы, но не на порядки.

Еще один такой же случай: человеческий скелет из Олдувайского ущелья, найденный Г. Реком. Он найден в плиоценовых отложениях, датируемых в 1,5 млн. лет, причем извлечен из нетронутой породы с помощью молотка и зубила. Вероятность захоронения, судя по обстоятельствам обнаружения находки, так же сводится к нулю, но в конце концов опять выручает углерод. Он дает возраст 16 920 лет. И опять авторы книги приводят свои скучновато уже звучащие сетования по поводу ненадежности углеродного метода. Хотя на этот раз уже можно было бы задаться вопросом: почему находки из одного и того же слоя исследуют столь избирательно: питекантропов только на калий-аргон, людей - только на углерод?

И потом, обратите внимание на точность приводимых цифр. Три-четыре значащих цифры предполагают, что погрешность сотавляет доли процента. Так, словно вашу картошку, убранную в прошлом году в подвал, исследовали на углерод и сообщили точно дату сбора урожая и время суток. Даже чисто случайный разброс данных по разным образцам при углеродных исследованиях дает 30-50% при наличии и таких “промахов”, которые вообще не лезут ни в какие ворота и просто отбрасываются. И вдруг точность до четвертого знака! Просто фантастика.

Чтобы сообразить все эти очевидные вещи вовсе не требуется быть большим специалистом и даже не нужно глубоко вдаваться в прочие недостатки методики. Получается, что радиодатировки служат удобным способом подтверждения того возраста, который необходимо получить. Нужно только правильно выбрать сам метод и он даст требуемый вами возраст на границе своей применимости с погрешностью 100%, но о сем последнем обстоятельстве можно и умолчать.

Итак, вопрос о возрасте находок современного человека остается открытым, то есть данных, приводимых Кремо и Томпсоном недостаточно для решительного вывода, кто прав: креационисты или индуисты. Не следует только думать, будто авторам книги удалось доказать, что современный человек живет миллионы лет. Данные авторов неплохо вкладываются и в креационную модель. Особенно это заметно при рассмотрении сводной таблицы результатов, которой завершается книга Кремо и Томпсона.

(скачать статью полностью)
Категория: Креационизм | Автор: п. Тимофей Алферов
Просмотров: 841

Поиск по сайту