За евангельское православие

Категории раздела

Позиция
Основы веры
Богословие Пасхи
История
Архив публицистики
Креационизм
Педагогика
К неправославным христианам
Недавние работы

Статьи

Главная » Статьи » Креационизм

РАЗГОВОР О ПРОИСХОЖДЕНИИ СМЕРТИ

У - убежденный православный креационист.

И - ищущий подлинное святоотеческое учение.

 

И. Почему ты только свою точку зрения почитаешь православною? Скажи, кто из православных авторов понимает шесть дней творения столь же буквально, как ты? И ты сам взял эту идею не у св. Отцов, а из протестантских научных книжек. У православных нет такого конкретного отношения к науке.

У. У св. Отцов есть зато конкретное отношение к истине. Шесть дней творения вполне буквально понимают и Златоуст, и Ефрем, и Василий, и Дамаскин, и вообще все святые Отцы, кто только брался толковать Бытие. Никто из них не помышлял об эволюционной философии.

И. Никто из них не помышлял и об атомах. Все они сводили химию к четырем стихиям, производящим из себя все тела. Значит, мы и в этом должны подражать им? Но Отцы, в отличие от тебя, не пытались слишком глубоко вдаваться в науку. Помнишь, как и Василий, и Дамаскин отказываются спорить о форме земли: плоская ли она, шаровидная или коническая, сходясь на том, что в любом случае она Богом создана и не могла возникнуть сама собою. И современные православные богословы в этом подражают святым предшественникам. Не так страшно, в конце концов, признать эволюцию, коль скоро более разумной научной альтернативы ей не существует. Всем верующим (да и не только им) очевидно, что дарвиновский сюжет самопроизвольной эволюции не проходит, что он противоречит законам термодинамики и вероятности. Но ведь эволюция идет! Значит, она направляется всесильным Творцом. Зачем ты так ополчаешься против этой идеи? Живи Отцы в наше время, они не стали бы этого делать. Дарвинизм, как и прочее безбожие, они бы, конечно, отвергли, но тем бы и ограничились, предоставив внешнюю науку внешним. Чем для нашей веры опасно принятие эволюционной идеи?

У. Во-первых, идея эволюции сомнительна с чисто научной точки зрения. Земля и жизнь на ней не старше нескольких тысяч лет, возраста, данного Библией - тому есть серьезные свидетельства и факты, между тем, как миллиарднолетний возраст Земли установлен весьма произвольно. Во-вторых, и главное: эволюция предполагает смену многих поколений, а следовательно, смерть огромного количества живых существ, даже множества их видов, и все это - задолго до появления человека. Таким образом, смерть предполагается существующей в природе, как универсальный и совершенно независимый от человека, богоустановленный закон. Я утверждаю, что такая точка зрения - ересь, которая противоречит и Писанию, и св. Отцам, и здравому христианскому чувству.

И. Изволь же подтвердить свою мысль от Писания и Отцов.

У. Пожалуйста. Смотри: "Бог смерти не сотворил". (Прем.1.13). Яснее ясного.

И. Но это сказано про человеческую смерть, погляди в контексте, про животных здесь и близко речи нет: "не ускоряйте смерти заблуждениями вашей жизни и не привлекайте себе погибели делами рук ваших. Бог не сотворил смерти и не радуется погибели живущих..."

У. И что-ж ты запнулся? Читай и дальше: "ибо Он создал все для бытия". Слышишь: все, а не только человека. Другое дело, что человек испортил грехом первоначальный богоданный порядок. Но вы, вместе с единомышленниками, не ускоряйте смерти заблуждениями вашей жизни. К тому же немного далее говорит Премудрый: "завистию диавола вошла в мир смерть". (2.24) Разберись же наконец, что творит Бог, а что привносит в творение диавол. Нехорошо ведь путать их дела.

И. Вот сам и не путай. Там речь идет о человеческой смерти. О смерти же безсловесных не говорится ничего.

У. Иначе сказать, Бог не радуется погибели людей, которым дал все потребное для их жизни, но при этом спокойно убивает всю прочую Свою тварь. Притом убивает ее целыми неповторимыми видами, без всякого смысла и цели, наслаждаясь зрелищем того, как рыси душат оленей, а волки зайцев, подобно зрителю в гладиаторском цирке. При этом еще во всеуслышание человеков заявляет, что мир, устроенный таким образом, весьма хорош. (Быт.1.31) Тебе не кажется, что так думать - это не просто заблуждение или противоречие Писанию. Это грубое богохульство.

И. Не нужно этих твоих сантиментов. Что добро и что зло, решает Сам Бог, только Он и является мерилом добра. Это мы не всегда свои оценки согласуем с Божиими, но это только наши личные проблемы. Твари растут, размножаются и стареют. На смену должны приходить новые, молодые и сильные, более совершенные. Старые же убираются. Так поступает всякий садовник в благоухающем саду. Где он не станет чистить сад, выпиливая каждый год добрую половину веток, там через год-два будет не сад, а дикий кустарник, ни цветов, ни плодов. Смерть тварей - оборотная сторона их жизни. Послушай, что пишет на эту тему о. Георгий Флоровский...

У. Обожди чуть-чуть. Едемскому саду не нужна была такая стрижка сучьев. Первоначальное творение невозможно сравнивать с нынешним, которое уже испорчено падением человека. Тогда не было терний и волчцов. Не было и смерти.

И. Не перебивай. Так вот, он пишет: "Строго говоря, умирает только человек. Конечно, смерть есть закон природы, закон органической жизни. И омертвение человека означает именно его ниспадение или вовлечение в этот круговорот природы". Дальше он ссылается на св. Григория Нисского: "С естества безсловесных перенесена мертвенность на естество, сотворенное для безсмертия - возможность умирать, которая была отличием естества безсловесного" (Or.cat.8) И продолжает сам: "Только для человека смерть противоестественна и смертность есть зло. Ранит и уродует смерть только человека. В родовой жизни безсловесных смерть есть только естественный момент в становлении рода, есть скорее выражение рождающей силы жизни, нежели немощи. И только с грехопадением человека и в природе смертность получает трагический и зловещий смысл - природа как бы отравляется трупным ядом человеческого разложения... Однако в природе смерть всегда есть только прекращение особенного существования" ("О смерти крестной", гл. II). Ну что ты на это скажешь?

У. О. Георгий, как всегда кроет эрудицией. И все же, кроме сомнительной фразы св. Григория ничего не может привести, ни от Писания, ни от других Отцов. Его теория здесь слишком притянута к эволюционной. Понятно: корифей богословия не может же предстать пред публикою узким фанатиком! Общепринятые в культурном обществе псевдонаучные предрассудки он тронуть не смеет. Между тем, веру утверждает не профессорская диалектика, склевающая пол дарвинизма с потолком Писания, а исповедание, и если хочешь, Павлово буйство проповеди, когда не стыдятся благовествования перед лицем мира сего и не пытаются напустить маску осведомленности и научного приличия. Не будь теория эволюции общепринятым заблуждением в его кругах, живи Флоровский где-нибудь в IV веке, ему бы в голову не пришла такая идея. Подобен сему и пафос телолюбия, общий для всей евлогианской школы. Об аскезе телесной здесь никогда не учат. Отказать в чем-то телу - об этом ни слова. Зато об обожении плоти вычитали и процитировали у Отцов все до буковки. И все вроде правильно. Но чисто психологически создается сильный перекос. Ради чего так построено богословие? Ради угождения плотоугодливой и комфортолюбивой пастве, чтобы ей было приятно послушать, как Православие уважает плоть и как осуждает манихеев-фанатиков. В том же духе и этот пассаж об универсальности смерти - надо же потрафить и профессорам биологии.

И. Ладно, не понравился тебе Флоровский. У тебя к нему предубеждение.

У. Нет, почему же, у него много поучительного, просто читая его, я выделяю и отбрасываю влияние школы. В духовном опыте этой школы не было того, что есть в нашей - не было исповедничества, не было нравственного напряжения. Отсюда у них и экуменизм, и софианство, (хотя и не у всех) и т.д.

И. Вот тебе представитель и другой школы - афинский профессор Василиадис. В книге "Таинство смерти" он пишет о том же: "Биологическая смерть сама по себе не имеет ничего достойного порицания" и цитирует Златоуста: "телесная смерть есть от природы, а не от желания" (гл.3).

У. Стой, говоришь, и Златоуст тебе помогает? Не может быть, ну-ка, дай книгу! Так... Что же не читаешь дальше? "Она произошла, конечно, от первого грехопадения, впоследствии же сделалась свойством нашей природы" - Вот теперь узнаю ход мысли Златословесного! Он везде так и говорит.

И. Но все же, что ты возразишь Флоровскому, а паче св. Григорию Нисскому, что кроме упреков по их адресу?

У. А вот что. Смерть твари не может быть радостною для нее. Плотолюбивые "парижане", постоянно подчеркивая целостность человека, состоящего из души и тела, в разлучении той и другого видят онтологическую трагедию, даже и теперь, в христианские времена. Между тем, тысячи христиан шли на смерть с радостью, не видя уже в ней трагедии и чая утешительного воздаяния сразу, а не когда-то только в день общего Воскресения. У животных же нет, конечно, такой надежды. У них нет нравственной личности, следовательно, и души безсмертной, способной существовать отдельно от тела. Для животных смерть означает конец индивидуального бытия. Но сама индивидуальность для них существует. Животная душа у них есть. Каждая особь отделяет себя от окружающего мира. "Характер" каждой данной кошки Мурки и пса Шарика отличается от повадки любого иного их сородича. Каждая тварь, иначе сказать, совершенно неповторима и уникальна. Смерть же прекращает бытие всякой твари полностью и безнадежно. Потому смерть любого животного всегда для него трагичнее, чем наша смерть для нас. Мы с тобою воскреснем, и есть надежда, что в жизнь, а не в муку вечную. А кошка Мурка и пес Шарик не воскреснут. Философы упрекают боящегося смерти за маловерие, что он в своем страхе уподобляется скотам, полагая, будто, как и они, теряет с жизнью все. Такой не вспоминает о своей безсмертной душе и о ее устремлении к Творцу. Верно. Человеку бояться смерти предосудительно, хотя, конечно, и извинительно. А для твари смерть - полный и безнадежный конец. Творец облегчил современную жизнь падшей и растленной из-за нашего греха твари лишь в одном отношении. Животные с детства не предчувствуют своей собственной смерти - в отличие от человека, которому дано утешение несравненно высшее - надежда на жизнь души за гробом и на воскресение ее потом в теле. Жизни же все твари радуются, к жизни стремятся, от смерти отвращаются. Вот почему я и утверждаю, что смерть твари есть зло, виною которому не может быть Бог, но только человек.

И. Что же злого в том, что умирает тот, кто и не предназначен к безсмертию? Тварь создана лишь на время. Она не обладает безсмертной душою - не станешь ведь спорить?

У. Не стану, ну и что?

И. Как же ты собираешься спорить с Тем, Кто ограничил жизнь твари, дал ей смертную душу и определенные сроки жизни? Творец ничем не обязан Своему созданию. Дал бытие ему на время - пусть благодарит и за это. Благость Божия здесь не нарушается.

У. Нарушается, конечно. А кроме благости рушится и премудрость Творца, и Его правдивость, когда Он говорит нам об этом в Писании. Благость Его в том состоит, чтобы воззвать тварь из небытия в бытие. Возвращение твари в небытие - соответственно, есть вещь противоположная благости. Далее, премудрость Божия состоит в том, чтобы несуществующее появилось в соответствии с замыслом. Саморазрушаемый же замысел есть безсмыслица, т.е. нечто противоположное премудрости. И наконец, заявлять человеку, что тварь создана для бытия, между тем, как она при этом создана для возвращения в небытие - это, мягко сказать, нечестно.

И. Ничего не пойму. Значит, животные созданы тоже безсмертными? Чем же они отличаются от людей? И кроме того, мне надоели твои собственные смышления. Если св. Григорий и о. Георгий противоречат другим Отцам и Писанию, покажи мне это.

У. Покажу. Выслушай, как толкует Златоуст Павловы слова из послания к Римлянам 8.19-20: "Суете бо тварь повинуся не волею, но за повинувшего ю на уповании" Вот его комментарий: "Что значит: суете тварь повинуся? - Сделалась тленною. Для чего же и по какой причине? По твоей вине, человек. Так как ты получил смертное и подверженное страданиям тело, то и земля подверглась проклятию, произрастила терния и волчцы." И далее святой целую страницу посвящает тому, что и тварь будет восстановлена в час общего воскресения. Цитирую коротко, но ты сам прочти весь контекст и не упрекай меня, будто я выбрал нечто из слов святителя. Это вполне ясно обоснованная подлинная его мысль, как впрочем и Павлова. Смотри: "Дальше Апостол говорит, в какой надежде тварь покорилась суете: яко и сама тварь свободится (21). Что значит: сама? Не ты один, но и то, что ниже тебя, что не имеет ни разума ни чувства - и то будет с тобою участвовать в благах. Свободится, говорит Апостол, от работы истления, то есть не будет уже тленною, но сделается соответственною благообразию твоего тела. Как тварь сделалась тленною, когда тело твое стало тленным, так и тогда, когда тело твое будет нетленным, и тварь последует за ним и сделается соответственною ему... Как кормилица, воспитавшая царского сына, когда он получит отеческую власть, наслаждается вместе с ним благами, так и тварь по словам Апостола." (Беседа. на посл к Римл.XIV.5) Вот подлинное апостольское и отеческое учение.

И. Значит, св. Григорий неправ?

У. Если Флоровский цитирует его точно и контекст соответствует выделенному месту, (что я сейчас проверить, к сожалению, не могу),то да, это место у него ошибочно. У св. Григория Нисского это не первый раз, ты сам знаешь.

И. Значит, воскреснут и животные? Те самые твои кошка Мурка и пес Шарик?

У. Не возьмусь судить. Думаю, вряд ли каждая конкретная особь. Нами они погублены, вероятно, навеки. Как воскреснет то, от чего не осталось безсмертной души? Но в видовом разнообразии своем тварь каким-то иным образом воскреснет, точнее обновится, вместе с новым небом и новою землею. Это как видишь, не моя мысль. Только такой вывод и следует из приведенного суждения Златоуста. Сам посуди. Какая-то тварь будет в будущем веке, под новым небом, на новой земле? Или будут только люди и ангелы? Если так, тогда нет смысла Богу воскрешать тела. Такое благобытие даровано спасенным уже и теперь. А если чувственная живая тварь в том Царстве славы будет, то неужели же она будет умирать? Ведь и человек безсмертен не сам по себе, а по благодати обожения - так? Человек причастный Безсмертному по естеству Богу и сам становится безсмертным Его безсмертием. А за нами и прочая тварь, над которою человек поставлен царем, становится безсмертною не сама собою, а по причастию, по подчиненности, безсмертному человеку. Именно это другими словами и выражает Златоуст вслед за Павлом.

И. Может быть. Но ведь это сказано о будущем веке. А в первозданном мире как было? Тварям повелено размножаться, а умирать они при этом не должны. Так они за день расплодятся и сожрут всю растительность, даже если они чистые вегетарианцы? Значит, должны были погибать растения? Согласись, концы с концами не сходятся.

У. Сходятся они в том, что первозданный мир был поставлен не на вечно, а на некий срок, когда человеку должно было бы усовершиться посредством заповеди, укрепиться в добре и тем самым приготовить мир к переходу в совсем нетленное состояние, где нет ни времени, ни питания чувственной пищею, ни размножения. Согласись, не вечно же надлежало человеку быть искушаемым! Он был бы искушаем, пока гады, звери и птицы не размножились бы довольно и не заполнили бы землю. Ведь им дано такое повеление Творца. Между тем, растениям оно не дано. Растения в третий же день покрыли сушу и море сразу. А животные были созданы не во всем их изобилии, сколько могла бы прокормить земля. И сказано им тут же Творцом: раститеся и множитеся и исполните землю и воды. И потом, вовсе не факт, что тогдашние животные должны были плодиться по теории Мальтуса в геометрической прогрессии. Совсем не обязательно.

И. Ладно. Пусть так. Но растения-то все равно пожирались и погибали.

У. Тоже нет. Писание четко разделяет. Про сотворение души птиц, гадов, зверей и скотов оно говорит вполне ясно. Про душу растения ничего не сказано. Растение, даже теряя часть зелени, не страдает и не гибнет. Повелено ведь и людям и первым животным вкушать только зелень и плоды - даже не семена. От этого, как ты изволил сам заметить, вспомнив садовника с ножницами, растения не погибают и даже не страдают. В том-то и премудрость Божия!

И. Хорошо. Но как же теперь существует огромное число видов хищников и паразитов? Они так ловко приспособлены для своего существования, что вы сами примеры их используете иногда для опровержения эволюции, говоря про них, что они должны были быть созданы такими сразу.

У. Они были не совсем такими, как теперь. У креационистов на эту тему три версии, которые вполне могут взаимно дополнять друг друга. Во-первых, часть хищников тогда могла быть травоядною и их "органы хищничества" просто не были задействованы, но созданы "про запас" на случай падения человека. Во-вторых, при самом проклятии в некоторых тварей могло быть внесено некое особое изменение (прежде всего в гены их). Ведь сказано же при изгнании Адама, что земля израстит ему терния и волчцы. Вероятно, тогда не было еще современных терниев и волчцов, или скорее они были, но не с такими шипами, не столь зловредно-плодовитыми и т.д. Наконец, в-третьих, прежде сотворенные роды тварей были гораздо более богатыми с генной точки зрения; имели ряд признаков, записанных в генах, но не проявляемых внешне. Впоследствии же эти первоначальные богатые роды быстро расщепились на множество видов. Когда мир начал жить по законам борьбы за существования из расщепленных видов одного рода уцелел лишь самый хищный, прочие же "мирные" признаки исчезли вместе с носителями их. Вывелись как бы новые породы или подвиды в пределах сотворенного рода, притом выжили среди разных таких подвидов в некоторых случаях наиболее хищные. Что же касается паразитов, то даже эволюционисты считают их плодом деградации. Это выродившиеся потомки не паразитических предков, которые вполне могли жить с хозяевами во взаимо-полезном симбиозе. Впрочем, это все, конечно, догадки, по-моему, правдоподобные. Но всей полной правды нам не узнать, мы не можем научно изучить тот мир, который был до грехопадения людей. Просто веруем согласно с Писанием, что законы его были другими.

(скачать статью полностью)


Категория: Креационизм | Автор: п. Тимофей Алферов
Просмотров: 596

Поиск по сайту