За евангельское православие

Категории раздела

Позиция
Основы веры
Богословие Пасхи
История
Архив публицистики
Креационизм
Педагогика
К неправославным христианам
Недавние работы

Статьи

Главная » Статьи » История

Христианин-рыцарь

(памяти генерала В.О. Каппеля)

 

В январе текущего года состоялось перенесение останков генерала Каппеля из Харбина в Москву и торжественное захоронение их в Донском монастыре. Мероприятие это было устроено властями РФ в рамках программы "бело-красного примирения", чтобы продемонстрировать эволюцию правящего режима в сторону национальных интересов. Высказывались и сомнения в подлинности самих останков. Политические игры нынешних правителей вокруг белых героев оставляют неприятное ощущение. Но наряду с этим наблюдается и другое: возвращение белых героев в народное сознание, особенно среди молодежи, причем в качестве образцов для подражания, идеалов подлинного русского патриотизма. И попытки властей примазаться к этому процессу, взять его под контроль и возглавить, также косвенно свидетельствуют, что пробуждение национального сознания, хотя и медленно, но начинается. И, конечно, не по инициативе властей, а помимо них.

Это в частности было видно на примере перезахоронения останков ген. Каппеля в Донском монастыре. Присутствовало около двух тысяч представителей самых разных общественных организаций, военно-исторических клубов и возрождающихся кадетских корпусов. Можно даже сказать, что многие из присутствовавших в другой раз никогда бы не сошлись вместе. Всех собрал светлый образ ген. Каппеля, подобно тому, как и при жизни он собирал вокруг себя самых разных людей. Долгие десятилетия злобной советской пропаганды против каппелевцев (вспомним хотя бы их карикатурное изображение в фильме "Чапаев") оказались бессильны вытравить из памяти народной или очернить светлую личность подлинного народного героя ген. Каппеля.

В последние годы ему был посвящен ряд публикаций в России. Прежде всего, стоит отметить добротное научно-историческое издание "Каппель и каппелевцы", вышедшее в издательстве "Посев" под редакцией В. Ж. Цветкова, которое содержит обширный документальный материал, часть которого извлечена из спецхранов и публикуется впервые. Возможно, специалисты могут отметить в нем какие-то недостатки, но для массового российского читателя этот сборник дает главное – позволяет увидеть целостную правдивую картину гражданской войны в Сибири и реальные портреты главных героев белого движения. Ценно, что Цветков и его сотрудники не навязывают свои симпатии к белым, а подают исторический материал в его многообразии, оставляя сделать вывод самому читателю. От этого книга только выигрывает в своей убедительности.

Вопреки марксизму, историю делают не массы, а личности. И роль выдающейся личности в истории отнюдь не исчерпывается ее земной жизнью, но остается в памяти современников и потомков, вдохновляя на новые свершения. Это вполне относится к личности В.О. Каппеля, который привлекает к себе и как национальный герой, и как христианский страстотерпец.

Привлекательность подлинного героя, видимо, чувствовали и советские пропагандисты, например, создатели фильма "Чапаев", пытавшиеся противопоставить белому герою Каппелю красного командира Чапаева именно в качестве народного героя. "Народный герой Чапай" (хотя образ его далек от исторического прототипа) нарочито показан человеком из низов, со всеми недостатками, свойственными простонародью, вынырнувший из мутных волн революции. Красный "батька" или Стенька Разин ХХ века, бывший ничем и ставший всем, Чапаев был признан символизировать исконную тягу народа к классовой борьбе за свободу и равенство. А каппелевцы показаны, напротив, как чуждые народу буржуазные элементы, как они прямо и обзываются в фильме, в качестве ругательства: интеллигенты. Отметим, что большевицкая героизация "простонародного" Чапаева привела только к созданию огромного количества анекдотов про Василия Ивановича, причем самых похабных.

Подлинный национальный герой, каким был ген. Каппель, совсем не обязательно бывает выходцем из простонародья. Он является носителем и выразителем лучших народных идеалов, часто недоступных большинству простых людей или сознаваемых ими смутно и слабо. В нравственном отношении народный герой тоже возвышается над народом, он никоим образом не "свой в доску", но чище и благороднее среднего человека. Но будучи духовно, идейно и нравственно выше толпы, герой не отделяет себя от своего народа, не противопоставляется ему, не гнушается язвами народной жизни, а посильно и ненавязчиво берется за их врачевание. Он разделяет со своим народом его трудности и скорби, не подражая порочным нравам толпы и не разделяя ее заблуждений. Вместо благодарности он чаще всего встречает тупое бесчувствие, зависть или злобу. Непонятый в своих лучших чувствах, отвергнутый большинством и оклеветанный, - таковым нередко оказывается удел подлинного народного героя, если он приходит в эпоху упадка народного сознания и жизни. В таком снисхождении к соотечественникам, в страдании с ними и за них, в кротко принимаемой неблагодарности видится отблеск великого истощания (кенозиса) Самого Христа Спасителя, Сына Божия, снисшедшего к людям и пострадавшего от них. Этой христоподражательностью и ценен подвиг народного героя не только для земной жизни, но и для вечности.

И по воспоминаниям друзей, и по служебным характеристикам видно, что в нравственном отношении Каппель стоял много выше окружающей его среды, в том числе и офицерской, не имея многих греховных страстей. Будучи исключительно добросовестным, аккуратным и трудолюбивым, Владимир Оскарович был чужд всякого карьеризма и искательства. Все отмечают его исключительную среди офицеров скромность, притом в соединении с личной доблестью и храбростью. Очень многих Каппель притягивал к себе простотой в обращении, естественностью, искренностью, чуждой всякого наигрыша и актерства. Много пострадав от закулисных интриг и наговоров со стороны завистников, он никогда не отвечал им тем же. Самого адмирала Колчака он расположил к себе тем, что никого не осуждал, ни на кого не жаловался.

По своим убеждениям Каппель всегда был монархистом. Он тяжело переживал падение монархии в 1917 г. Но когда в мае 1918 г. чехи освободили Самару от большевиков, и образовалось местное социалистическое правительство (Комуч), Каппель вступил в Народную армию Комуча, открыто заявив эсерам о своих монархических взглядах. Он принял командование отрядом самарских добровольцев из местной учащейся молодежи, когда никто из старших офицеров не хотел брать на себя такой ответственности, не веря в успех восстания. Каппель пошел туда, где было труднее всего, пошел с такими же, как он энтузиастами и идеалистами. Скептики называли его бойцов святыми безумцами, тем прозвищем, которое закрепилось за крестоносцами из отряда Петра Амьенского, с фанатичной верою шедшими во главе Первого Крестового похода, которые почти все погибли в начале пути. Отряд Каппеля отличался высокими морально-боевыми качествами, жертвенным настроем, бескорыстным служением Родине. Замечательный эпизод произошел в Казани, где добровольцы Каппеля освободили золотой запас Российской империи. Разгружая целый день золотые слитки и монеты из разбитых ящиков, никто не взял себе ничего "на память" или "за труды". Именно благодаря такой высокой настроенности отряд Каппеля привлекал в свои ряды все новых добровольцев и одерживал летом 1918 г. все новые победы.

Некоторые правые политики и военные, завидуя успехам и популярности Каппеля, оговаривали его перед Верховным Правителем адм. Колчаком, как "левого", "социалиста" и "розового". Но это была клевета. Никаким партийным демократом и социалистом Каппель не был. Не был он и дешевым популистом и демагогом, заискивающим перед низменным инстинктом толпы (таким был как раз Чапаев). В силу своей скромности и честности, Владимир Оскарович органически не мог изображать из себя того, кем он не являлся, но кого желали бы видеть в нем зрители. Но то правда, что в силу обаяния своей личности, своей простоты, доступности, доброжелательности ко всем, Каппель привлекал к себе многих из простого народа. Известно, что его отряд, первоначально состоявший из гимназистов и студентов, полнялся потом рабочей молодежью из волжских городов. В Казань к нему прибыли делегаты от Сормовских рабочих, обещавших ему поддержку при наступлении на Нижний Новгород. Приезжали также ходоки от Ижевских рабочих, восставших в августе 1918 г. под влиянием успехов Каппеля.

Характерный лучай произошел зимой 1918 г., когда отряд Каппеля отступал через Урал. Узнав, что местные шахтеры собрались в шахте обсуждать план убийства его лично и нападения на его отряд, Каппель один, без охраны, спустился в шахту поговорить с рабочими. После часового разговора шахтеры с восторгом вынесли его на руках и оказали его отряду всяческую помощь. Этой способностью находить доступ к душе простого человека, пробуждать в нем лучшие добрые чувства, не пытаясь при этом играть в "своего мужика", обладали весьма немногие, даже лично достойные, белые вожди. Каппель был именно народным героем, обладавшим влиянием на широкие массы, и это вынуждены были признать большевики.

Каппель остро переживал трагизм Гражданской войны. Имея благородную цель борьбы с богоборческим интернационалом, захватившим Россию, в повседневной реальности она становилась войной со своими братьями, которых большевики мобилизовали в Красную Армию и прикрывались ими, как живым щитом. И здесь Владимир Оскарович проявлял максимально возможное великодушие, предлагая пленным: "кто хочет, оставайся с нами, остальные идите, куда хотите". Такой гуманностью Каппеля возмущался даже эсер Савинков. В условиях великого ожесточения сторон в гражданской войне это была довольно редкая практика. Тем более, что красные захваченных ими каппелевцев предавали мучительной смерти. И тем не менее Каппель поступал так, как подсказывала ему христианская совесть и был прав. Его великодушие к побежденному противнику было одной из причин его славы народного героя.

Любовь к родине Каппель доказал своим великим страданием за нее. Всегда, кто больше любит, тот и больше страдает и большим жертвует. Владимиру Оскаровичу пришлось пожертвовать и самим собою и своими ближними. Летом 1918 года в заложниках у большевиков оказалась его горячо любимая жена с двумя малыми детьми. Красные требовали у Каппеля прекращения боевых действий, угрожая расправой с семьей. Он отказался. Зимой 1918-19 г белыми частями семья была освобождена, но затем при отступлении опять попала в плен к красным. Многих такие страшные испытания сломили, поставили на колени, заставили служить палачам своих родных. Других предельно ожесточили, заставили жить одним чувством мести. Каппель был одним из очень немногих, кто не сломался и не ожесточился, а остался кем был - христианским рыцарем, воином без страха и упрека.

Завершением подвига Каппеля стало его страдание во время великого и страшного Сибирского Ледяного похода зимой 1919-20 гг. Внутренняя сущность человека наиболее ярко проявляется при внешних неудачах и поражениях. Поражение белого движения в Сибири выявило подлинную цену многим деятелям из окружения адм. Колчака. Одни из них, бросив все, спасались за границу, пристраивались в эшелоны иностранных войск. Другие вступили в переговоры с большевиками, надеясь спасти свою жизнь ценой измены. Третьи просты были парализованы страхом. На этом фоне ярко выделялась личность Каппеля, который, трезво понимая трагизм положения, думал не о прекращении борьбы или личном спасении, а о спасении вверенных ему войск и гражданских беженцев и напрягал для этого все силы, заражая своей энергией окружающих. Среди отступления, развала и измены принял Каппель командование над остатками войск и принял для того, чтобы разделить их участь. В той ситуации никакие человеческие усилия уже не могли помочь. Оставалось только одно: страдать рядом со своими бойцами по любви к ним. Но эта состраждущая любовь оказалась той единственной силой, которая сплотила оставшиеся войска вокруг их вождя и позволила им выйти из страшного плена ледяной смерти. Именно потому, что носила на себе отблеск состраждущей, жертвенной любви Христовой.

С отмороженными и уже ампутированными ногами, едва живой ген. Каппель еще десять дней верхом на коне продолжал путь среди своих отступающих колонн на лютом сибирском морозе. Отклонив предложение чехов перейти в их теплый санитарный эшелон, он сказал, что хочет умереть среди своих войск. Невольно приходит на память страдание Севастийских мучеников, которых палачи замораживали в ледяном озере и искушали теплой баней на берегу. Замечательно, что смерть Каппеля не ввергла в отчаяние его бойцов, но вдохновила их на подобный же подвиг. Подходя к Иркутску, они узнали, что адм. Колчак в результате измены союзников захвачен большевиками, и обмороженные полуживые люди, забыв свои собственные страдания пошли на выручку своего вождя, которого напуганные большевики поспешили расстрелять. Только узнав о смерти Колчака, каппелевцы прекратили штурм Иркутска. Они ушли через Байкал, выведя из окружения свои семьи и увозя гроб с телом своего командира. И позднее именно каппелевцы были самыми доблестными, последними защитниками Забайкалья и Приморья в 1920-22 гг.

Большевикам белый герой генерал Каппель был настолько ненавистен, что после занятия ими в 1945 г Харбина они дважды разбивали на его могиле крест и сравнивали ее с землей. Но вот настоящее чудо: несмотря на все многочисленные попытки уничтожить память о нем, ген. Каппель возвращается сейчас, 87 лет спустя после своей кончины в Россию со славой героя. И находит своих новых почитателей среди внуков и правнуков уже не своих каппелевцев, а скорее среди потомков красноармейцев, с которыми он воевал, среди поколений, воспитанных на фильме "Чапаев" и прочей советской пропаганде. Это свидетельство торжества Божией правды над ложью, жертвенной христоподражательной любви над злобой. Для возрождающегося русского национального движения ген. Каппель навсегда останется образцом национального вождя: рыцарем белого дела, подлинно народным героем и христианским страстотерпцем.

скачать статью полностью

Категория: История | Автор: еп. Дионисий Алферов
Просмотров: 595

Поиск по сайту