За евангельское православие

Категории раздела

Позиция
Основы веры
Богословие Пасхи
История
Архив публицистики
Креационизм
Педагогика
К неправославным христианам
Недавние работы

Статьи

Главная » Статьи » Недавние работы

Миссия между империями и патриархатами

Миссия святых равноапостольных Кирилла и Мефодия среди славян к настоящему времени изучена весьма обстоятельно, как светскими, так и церковными историками, причем разных конфессий. Собраны все документы, так или иначе проливающие свет на исторические факты ее проведения, рассмотрены разные гипотезы, касающиеся спорных вопросов. Значительный вклад в изучение дела свв. Кирилла и Мефодия внесли и русские историки, как слависты, так и византологи. Результаты их работ к началу ХХ века обобщил академик Ф. И. Успенский [1]. Сильной стороной его труда является то, что он рассматривал миссию среди славян в конкретной исторической обстановке середины IX века в связи с общей западноевропейской и византийской историей. Хотя, конечно, значение миссии святых братьев в славянских народах далеко выходит за рамки своего времени и до сих пор определяет культурное лицо православного славянского мира.

Вечное и неотмирное совершалось посреди временного, мирского и человеческого. Значение миссии, выходящее за пределы времени, мы можем понять, лишь достаточно углубившись в исторический контекст эпохи. Это подобно тому, как и для понимания того вневременного, что содержится в Евангелии, мы изучаем именно его исторический контекст.

Христианское благовестие славянским народам на их родном языке было принесено святыми Кириллом и Мефодием в сложной, даже драматической обстановке борьбы двух империй (Западной и Византийской) и двух патриархатов (Римского и Константинопольского), причем географически – именно на главной арене этого соперничества. В этой борьбе за господство и первенство христианских империй и обмирщенных церквей проявилась стихия мира сего. Проповедь святых братьев-просветителей, совершавшаяся в этой исторической обстановке, имела целью приведение людей к благодатной жизни во Христе, которая, как известно, не от мира сего. Борющиеся империи Каролингов и Византийских василевсов ставили целью приобрести новые народы в качестве своих подданных; соперничавшие патриархаты пытались включить славян под омофор Римского папы или Константинопольского патриарха. А задаче подлинной христианской миссии империи и патриархаты могли отчасти содействовать, а отчасти мешать – в соответствии со своими задачами. При этом больше всего мешала миссии обстановка соперничества.

Новейшие римо-католические историки говорят, что миссия свв. Кирилла и Мефодия совершалась "под двойным омофором Рима и Константинополя". Реальная история показывает, что этот "двойной омофор" из-за острых противоречий многократно схлестывался, спутывался и завязывался в трудно разрешимые узлы. Правильнее говорить об омофоре Христовом, под которым проходила эта миссия и который покрывал ее, несмотря на все перипетии церковной борьбы. Попробуем проследить основные моменты этой миссии.

 

1. Империя Каролингов как соперник Византии

 

Империя Каролингов выросла к VIII веку из королевства франков. Франки приняли христианство позже многих других германских племен в самом конце V века после крещения короля Хлодвига с его дружиной св. Ремигием, епископом Реймсским. Но в отличие от других племен – готов, бургундов, вандалов, лангобардов, принявших христианство в арианском варианте, франки приняли его в кафолическом виде. В то время как другие германские королевства пали, франкское государство неуклонно росло в VI-VIII веках, включая в себя все новые племена и земли. К середине VIII века оно стало лидирующим христианским государством на Западе Европы. Разгромив арабское войско в битве при Пуатье (732 г) франки под командованием Карла Мартела, деда Карла Великого, остановили нашествие ислама на Европу, спасли ее от насильственной исламизации.

В конфликте с иконоборческими императорами Византии римские папы с середины VIII века сделали своими покровителями франкских королей из новой династии Каролингов. Коронация Карла Великого императором Священной Римской империи, совершенная папой Львом III на Рождество 800 года, стала признанием возросшего значения королевства франков, переросшего рамки национального государства и поставившего себе наднациональные, имперские задачи.  Сам Карл Великий, объединивший под своей властью к тому времени почти весь христианский Запад, одновременно сознавал себя и христианским монархом, и наследником римских императоров. Фактически возглавляя имперскую церковь в своем государстве, он много сделал полезного по ее организации, открывая новые епархии, строя храмы и монастыри. Отдельно стоит отметить введение им христианских церковных начал в государственное законодательство, организацию взаимодействия с церковью на разных уровнях государственного управления. Особенно важным было учреждение императором Карлом начального христианского образования в масштабе всей империи – обязательная организация начальных школ при всех монастырях и соборных храмах.

Таким образом, империя Карла Великого заложила основы христианской Европы, проводя внутри ее культурную миссию и защищая ее от внешних врагов.

Но наряду с этим в империи Карла Великого с самого начала выступали и негативные черты имперского христианства. Большинством народных масс христианская вера была принята скорее внешне, чем внутренне, более по принуждению, чем по убеждению. Меч императора Карла всегда был серьезным аргументом в пользу его христианства. Достаточно вспомнить его многолетнюю кровопролитную борьбу по покорению и насильственной христианизации племени саксов. В деятельности Карла часто смешивались качественно разные понятия: приведение народов к вере во Христа и приведение их в подданство христианскому императору. Здесь мы видим не только несоответствие средств целям: вера во Христа не может быть достигнута таким сомнительным средством, как насилие и страх меча. Не менее важно и то, что христианская вера не может иметь лишь служебного значения в имперском строительстве, как религиозная опора империи, но она имеет самостоятельную и притом абсолютную ценность.

В первой половине IX века империя Каролингов, несмотря на частичный раздел между потомками Карла Великого, продолжала распространяться на восток Европы. После разгрома Карлом Великим в 790-х годах Аварского каганата на его месте образовалось славянское государство Великоморавия, занимавшая территорию нынешней Чехии, Словакии, Венгрии и Трансильвании. Походы немецких королей против великоморавских князей привели к частичному подчинению к середине IX века этого государства. Часть моравов во главе с князем Коцелом образовала отдельное княжество у озера Балатон, подчинившись германизации и христианизации по латинскому образцу. Другая часть моравов во главе с князем Ростиславом желала продолжать борьбу за свою независимость и для этого обратилась за помощью к сопернице Каролингов – Византийской империи.

После принятия Карлом Великим титула римского императора у него обострились отношения с Византией. Империя ромеев (прозванная Византией лишь у поздних историков) всегда рассматривала в качестве наследника Римской империи только саму себя. Византийские василевсы только себя считали законными правоприемниками римских императоров. Коронацию Римскими папами Каролингов в качестве римских императоров они оценивали, как вызов своим правам.

Римская империя по своему изначальному замыслу была единой всемирной универсальной империей, а потому исключала всякий дуализм, всякую империю-двойника, стоящую рядом и основанную на тех же принципах. Так называемое разделение Римской империи в IV-Vвеке на Восточную и Западную на самом деле было лишь разделением управления в единой и огромной империи между двумя императорами-соправителями, от имени которых издавались все указы. К IX веку сложилась совершенно иная ситуация. Рядом стояли две Римских империи: стареющая и слабеющая Византия с центром в Новом Риме – Константинополе, и набирающая силы молодая и агрессивная Западная империя, имеющая поддержку пап старого Рима. Ни на Западе, ни на Востоке равноправное и доброжелательное сотрудничество двух империй казалось невозможным, а только борьба, прикрытая или открытая. Одним театром враждебных действий стала Италия, где Византийские владения перемежались с владениями Каролингов. Другим местом противоборства стали Балканы и земли славян. Обе империи именно в середине IX века поспешили включить славянские племена и их новообразованные государства в сферу своего влияния. В качестве одного из средств этой политики стала посылка миссионеров. На территории Великоморавского государства произошел своего рода "встречный бой" между посланцами двух империй.

 

2. Византийская империя в IX веке

 

К середине IX века Византия с трудом вышла из затяжного внутреннего кризиса, вызванного иконоборчеством. Икономахия была сложным движением, включавшим в себя и чисто религиозную, и церковно-государственную, и социальную, и национальную, и культурную составляющие. Внутренние потрясения в течение более столетия оставили много не зажитых ран во внутреннем организме империи. Обострились противоречия между центром и провинциями страны, между европейскими и азиатскими народами. В частности это проявилось в рассматриваемый нами период в смене династии Аморрейской  (азиатской) на Македонскую (европейскую) в 867 г. в результате переворота, совершенного Василием Македонянином.

К тому времени империя ромеев уже в течение двух веков испытывала натиск со стороны мусульманского мира. Арабы уже в VII веке отторгли от Византии все негреческие области: Египет, Сирию, Палестину, Африку, часть Малой Азии, а также острова: Сицилию, Кипр, Крит и другие. Усилиями императоров-иконоборцев этот натиск в середине VIII века был остановлен; арабы были отброшены от Константинополя. Но потерянные негреческие провинции были утрачены безвозвратно. Население в них постепенно переходило в ислам. Христиане, оставшиеся в национальных монофизитских церквах (копты, яковиты, армяне) в целом были враждебно настроены к Византийской империи.

Тем самым Византия фактически превращалась из универсальной многонациональной христианской империи в национальное греческое государство. Разрыв между декларируемой римской идеей государственности и реальной византийской политической системой был довольно значителен. Условно принято считать началом византийского периода VI век; императора Юстиниана Великого называют "последним римским и первым византийским императором". С самого начала Византийская империя складывалась на нескольких государствообразующих и национально-культурных традициях. Во-первых, традиция римской государственности; во-вторых, традиции эллинистических монархий Селевкидов и Птолемеев; в-третьих, традиции многовекового соседа и соперника – персидской монархии. И эллинистические государства, возникшие на обломках империи Александра Македонского, и персидское государство, тоже были империями, включавшими в себя много разных народов Востока, и тоже были монархиями. На стиль руководства и на самый облик византийской монархии, как и на разные стороны государственной жизни, они оказали влияние, пожалуй, не меньшее, чем римская традиция.

С начала VIII века, т. е. со времен императоров Исаврийской династии, латынь, бывшая до этого в Византии вторым государственным языком, окончательно вышла из употребления. В IX веке латинского языка в Константинополе не знал почти никто; даже весьма ученый патриарх Фотий называл латынь "варварским наречием". Соответственно, все памятники мысли, юридические и богословские, составленные на латыни, стали недоступны даже правящему классу. С некоторыми латинскими Отцами, например, с блаженным Августином, греки познакомились лишь в XIV веке, девять веков спустя после его жизни! Похожая ситуация складывалась тогда и на Западе, где считанные единицы еще знали греческий язык. Языковое отчуждение между Востоком и Западом сыграло важную роль в окончательном расколе, сначала культурном, потом и церковном. Незнание и непонимание друг друга постепенно сменялось враждебностью.

Показателен спор о правах на титул римского императора между Людовиком II Благочестивым и Василием Македонянином. Начал его император Василий, упрекая Людовика, как тот смеет называть себя Римским императором, когда настоящий Римский император – тот, кто правит в Новом Риме, Константинополе. Людовик отвечал, что он, в отличие от самого Василия (захватившего трон в результате переворота и убийства предшественника – императора Михаила III) воспринял титул по наследству: императорами были его прадед (Карл Великий), дед и отец. Затем он помазан на имперский престол в самом Риме римским папой, и наконец он является наследником подлинной римской императорской традиции, а не азиатской, как Василий, который даже не знает латыни. На эти аргументы Василию нечего было возразить.

Таким образом, отрыв от латинской культуры и от римской государственной традиции делал Византию национальным греческим государством и препятствовал ей претендовать в полном объеме на римское имперское наследство. Чтобы быть ей все-таки восточной империей, а не просто греческим королевством, более того, чтобы выжить перед лицом исламского нашествия, Византии требовалось включить в свой состав новые, свежие народы, взамен утраченных. Народы Востока, ранее принявшие христианство, в период христологических споров оторвались от Кафолической Церкви и были потеряны для империи. Оставалась надежда на новые народы, еще не охваченные христианской проповедью. Таковыми были славянские племена. Выживание империи требовало включения в нее свежих людских сил. Поэтому включение славян в состав империи, или, более широко – в орбиту ее политики, было жизненно важной задачей для Византии. Для этого было необходимо, во-первых, провести христианизацию славян и включить их в состав Константинопольского патриархата; во-вторых, добиться их политического подчинения империи.

В VIII веке большое количество славян в виде отдельных племен переселилось на территорию Византии. Достаточно сказать, что славяне (племя мелингов) заселили даже внутренние области Пелопоннеса – область древней Спарты. Греческое население осталось лишь в прибрежных портовых городах Ахайи. Императоры-исаврийцы переселили большое количество славян целыми общинами в пограничные с исламом районы Малой Азии, обязав их военной службой империи. Согласно законодательству императора Льва Исаврянина ("Эклоге") славянам оставлялось местное самоуправление и весь их уклад общинной жизни. Свободное славянское крестьянство, организованное в общины и несущее воинскую повинность, стало крепкой опорой империи почти на три столетия. Эти славяне, интегрированные в имперскую систему, постепенно ассимилировались с местным греческим населением, так что историки считают возможным говорить, что в VIII-IX веках империя ромеев "ославянилась".

Но большая часть славянства оставалась за пределами империи. В IX веке у них уже сложились два больших государства: Дунайская Болгария и Великая Моравия. Ближайший сосед Византии – Болгария в течение VIII- начале IX века была враждебным государством, с которым велись тяжелые войны. Религией славян все еще было примитивное язычество. На христианскую миссию возлагались надежды, что она сможет превратить эти народы сначала в союзников, а затем и в подданных Византии.

(скачать статью полностью)

Категория: Недавние работы | Автор: еп. Дионисий
Просмотров: 913

Поиск по сайту