За евангельское православие

Категории раздела

Позиция
Основы веры
Богословие Пасхи
История
Архив публицистики
Креационизм
Педагогика
К неправославным христианам
Недавние работы

Статьи

Главная » Статьи » Недавние работы

ВОПРОСЫ к владыке Дионисию по предложениям митрополита Агафангела о начале переговоров с некоторыми юрисдикциями российских ИПЦ

1. Митрополит Агафангел (Пашковский) выступил с инициативой о начале переговорного процесса с тремя крупнейшими юрисдикциями ИПЦ русской традиции -- РПАЦ, РПЦЗ(В) и РИПЦ на предмет выяснения и уточнения их разногласий между собой. Как Вы относитесь  к такой инициативе?

 

ОТВЕТ. Насколько можно судить по откликам, реально дело сведется к переговорам между группами митр. Агафангела и арх. Тихона. Такие переговоры уместнее комментировать самим их участникам. У постороннего наблюдателя может возникнуть вопрос: не станут ли готовящиеся собеседования продолжением тех письменных и сетевых переговоров между теми же группами, которые были начаты два года назад, а затем прерваны из-за нежелания обеих сторон, - или же все дело начинается с чистого листа? Со своей стороны могу сказать, что еще в августе с.г. группа арх. Тихона в число обвинений против нас с вл. Иринеем включала пункт "переговоры с еп. Агафангелом", т.е. считала такие переговоры криминалом, за который даже дерзала накладывать на нас незаконные прещения. Теперь, вступая сами в такие переговоры, те же епископы обвиняют нас уже в "срыве переговоров с еп. Агафангелом". Являются ли, по их мнению, такие переговоры добром или злом? Или же здесь та логика, что дозволенное Юпитеру не дозволено быку? Во всяком случае, зигзаги церковной политики лидеров осколков РПЦЗ оставляют много недоумений. Как показывает опыт последних восьми лет, именно церковная политика в осколках является госпожой, а идеология лишь служанкой, а отнюдь не наоборот. А про такие категории, как духовная рассудительность и христианская любовь в этом контексте упоминать вообще излишне.

 

2. Готовы ли Вы принять участие в этих переговорах, если будете приглашены?

 

ОТВЕТ. ...Если буду приглашен.

 

3. В своем блоге http://agafa-angel.livejournal.com/16085.html?view=1022933#t1022933 митрополит Агафангел излагает свое видение проведения встречи представителей ИПЦ и предлагает провести неформальную конференцию для выяснения причин разделения среди ИПЦ русской традиции летом будущего года в Одессе. Что Вы можете  сказать о самой идее проведения такой конференции?

 

ОТВЕТ. Конечно, разговор без предварительных условий  - это правильно. Но разговор ради самого разговора никому не нужен. Поэтому поневоле каждый участник задумывается о перспективах переговоров.

Конечно, процесс объединения осколков РПЦЗ, прекращение междоусобной брани – это путь желательный для всех здравомыслящих. Церковный мир всегда лучше церковной войны. Но прочным мир бывает тогда, когда выражает искренность его участников, устанавливает справедливость и главное – соответствует воле Божией. В противном случае бой просто переносится с ковра под ковер. Из истории войн известно, что сепаратный мир кого-то с кем-то против других участников может стать как раз причиной новой войны (как например, пресловутый пакт Риббентропа и Молотова). Кроме того, история, в т.ч. и история осколков РПЦЗ последних лет, говорит, что война и мир есть разные формы одной политики, а потому постоянно чередуются между собой. Сторона, считающая себя более сильной в данный момент, отвергает мир, предпочитая силовые формы выяснения отношений. Сторона, не рассчитывающая в данный момент на силовой успех, ищет мира, чтобы закрепить свои уже достигнутые позиции и приобретения. Очевидно, что на одних путях политического расчета и сговора добиться прочного объединения осколков РПЦЗ невозможно. В делах церковных решающей является воля Божия. Если некое действие человеков соответствует ей, то оно осуществится, несмотря на все создаваемые препятствия. Если это предприятие и это дело – от человеков, то оно разрушится, а если от Бога, то вы не можете разрушить его (Деян. 5, 38-39).

Кроме того, процесс объединения осколков РПЦЗ нельзя представлять как чисто арифметическое сложение, суммирование. Любое целое всегда больше суммы составляющих его частей, ибо предполагает еще и идею этого целого – то, что объединяет и держит составные части. Такой идеи объединения в иерархиях осколков сейчас нет. Точнее, заповеданное Христом единство верующих в Него не является для современных православных какой-то значимой духовной ценностью. Вместо этого есть мелкие расчеты по отстраиванию своей церковной структуры и по выстраиванию отношений с соседями - конкурентами на том же поле альтернативного православия. Между тем, объединенная структура не может жить только такими интересами церковной политики и соперничества. Если она претендует на звание истинной Церкви Христовой, то она и должна служить Христу, а не самой себе, свидетельствовать о Христе, приводить к Нему людей и поддерживать в своих чадах жизнь во Христе. Поэтому для подлинного единства в Христовой любви от всех нас требуется качественное изменение, а не количественное приращение или суммирование.

 

4. Какие цели Вы бы поставили для такой конференции?

 

ОТВЕТ. Именно эти цели внутреннего изменения и переосмысления своих духовных ценностей и церковных ориентиров.

Первым здесь должно отметить приведение своей "чисто-истинной" церковной идеологии в соответствие с Новым Заветом, его буквой и духом. Об этом в "осколках" почти не задумываются. Основная книга Нового Завета, которой здесь пользуются, это Апокалипсис. А Евангелие многие считают почти протестантской книгой, которой нельзя и касаться без объяснения старцев. Всякая ссылка на Евангелие, тем более, на исторический контекст, в котором прозвучала Благая Весть, заранее подозревается в протестантизме. Похожее отношение к Писанию сложилось во времена первого пришествия Христова: толкования раввинов заслонили собой слово Божие и исказили его смысл. Большинство евангельских притчей и сюжетов наши зилоты в аналогичных ситуациях решают чисто по-фарисейски: суббота и храм больше Господина субботы и храма; должно оставить 99 овец заблудших ради одной незаблудшей; блудного сына должны встретить не объятия Отца, а "прогнание сквозь строй" и т. п. Вообще, наиболее распространена вера в то, что спасает человека принадлежность к партии "отделенных" и "чистых" (разумеется, лишь "канонически", но не нравственно), а не Тот, Кому должно покланяться духом и истиною, и Кто смотрит не на лице, а на сердце. Оправдательную речь арестованного ап. Павла фарисеи слушали лишь до того момента, как он упомянул о милости Божией к язычникам и о его послании к ним (Деян. 22, 21-22). По фарисейскому взгляду, самая мысль о принятии в народ Божий кого-то, кроме избранных по плоти, является ересью, заслуживающей смерти. Не потому ли в нашей среде так не любят этих цитат и ссылок, что узнают в них себя? Отсюда же вытекает и культ лжестарцев, подобно фарисейским наставникам, заслоняющих собою Спасителя и Его Евангелие. Вообще вся обстановка лицемерного благочестия, зависти, властолюбия и интриг, в которых люди годами прозябают, не чувствуя дискомфорта, свидетельствует о том, что закваска фарисейская проникла в альтернативное православие глубоко.

Отказ от руководства евангельскими примерами и духом приводит к искажению в сознании многих зилотов самого нравственного облика Божия, что является следствием духовного невежества и поврежденной духовной жизни. В согласии с фарисейской традицией Бога представляют лишь почетным председателем своего синода, царствующим, но не управляющим царем, заложником синодальных решений, кое-как оправданных канонически, чистым церковно-бюрократическим формалистом, лишенным сострадания к людям, и кругозора. Многие всерьез полагают, что угождают Богу своим псевдоправославным самохвальством и анафемами на несогласных, что Богу угодны именно такие "жертвы отлучения" христиан от Христа. Во всяком случае, церковь, претендующая на звание истинной и Христовой, по крайней мере, не должна находиться в явном противоречии с Новым Заветом, не должна ставить своих деклараций и анафем выше прямого и ясного смысла Евангелия.

Вторым поводом к серьезному размышлению нужно признать приведение своей идеологии в соответствие с кафолической, а не со схизматической традицией. История Церкви – увы, так плохо известная современным православным людям – на многих примерах показывает нам, как общества, отделявшиеся от еретического большинства вроде бы в борьбе за православие, постепенно вырождались в схизмы. Схизматиками не рождаются, а становятся, причем, как и солдатами, становятся ими в бою. В боях вроде бы за правое дело, но возлюбив паче всего сам процесс борьбы. Затянувшаяся церковная борьба тем и опасна, что, во-первых, искажает видение общей картины, затянутой дымом, во-вторых, искажает понятие о самой вере, что в ней главное, а что второстепенное. Человек приучается выдергивать из всего церковного наследия лишь цитаты для полемики. В итоге наступает война всех против всех. Борьба за лозунги настоящего дня, за текущие церковные интересы заслоняет в сознании борцов вечные истины веры. Например, для основоположников борьбы с экуменизмом, таких, как приснопамятный архимандрит Иустин (Попович), наиболее неприемлемым в экуменизме было то, что он базируется на идеологии антихристианского либерализма и гуманизма, ведет к постепенному отрицанию самых основ христианского Откровения и христианской этики. Для многих же современных зилотов антиэкуменизм – это знамя борьбы со всеми "не нашими". Если историки церкви считают возможным говорить о варваризации и паганизации европейского христианства в дикой среде ранних средневековых народов, то, наверное, можно сказать об определенной варваризации идейного наследия РПЦЗ в достаточно дикой постсоветской среде.

Во всяком случае, если авторитету Вселенских соборов и святых отцов предпочитаются достаточно поздние авторитеты зилотизма, то это явный признак уклонения от церковной кафоличности. Если же, кроме того, эти местные уклонения торжественно догматизируются, а все несогласные с ними анафематствуются, то перед нами уже образец типичной схизмы.

Затем, если мы принадлежим к Русской Церкви, для нас является важным сохранение традиции исторической Русской Церкви. Мы можем признавать даже немалые недостатки в жизни русской церкви дореволюционного периода, но магистраль развития русского православия, которому мы хотим принадлежать, проходит именно в синодальный период. Не в старообрядчестве, не в хлыстовстве и "распутинщине", не в "иоаннитстве" и "имяславии", к которым многие в альтернативном русском православии питают слабость, полагая, будто чистота православия сохранилась в одном из этих течений. Подобные симпатии указывают на ту же проблему – сектантство. Христианство с самого начала было всемирной универсальной религией, а не сектой, подобной иудейским или гностическим. Сектантство – насущная проблема нашего времени, весьма распространенная болезнь, как в официальном, так и в альтернативном православии.

Зарубежная Церковь во времена своего расцвета хорошо сознавала эту опасность, придерживаясь традиций исторической Русской Церкви. Схизма тем и опасна, что не только отделяет от существующих юрисдикций, но и отрывает от кафолической традиции, подменяя ее своей – схизматической. Воспитанные в этой традиции делаются по большей части неспособными понять и принять традицию кафолическую.

 

5. Каковы,  по Вашему мнению, перспективы какого-то конструктивного хотя бы предварительного соглашения между российскими ИПЦ в рамках такой конференции?

 

ОТВЕТ. Если речь идет о какой-то церковно-политической перекомпоновке поля современного альтернативного православия в соответствии с "законом сохранения массы", то этот вопрос нас просто не интересует. Ясно только одно: истинного единства неофициального православия на таких путях, без изменения внутреннего духовного мира в сторону Евангелия, просто не достигнуть.

Некоторые святые отцы, рассматривая вопрос о последствиях грехопадения человека, приводили такой пример. В драгоценный сосуд злоумышленником влит посторонний материал, например, свинец, который застыл и сделал сосуд негодным к употреблению. Для воссоздания сосуда необходимо: 1) разбить его, 2) переплавить осколки для очистки от примеси, 3) отлить сосуд заново. Если мы имеем перед глазами осколки РПЦЗ, аналогия напрашивается сама собой. Осколки нуждаются не просто в склеивании клеем церковной дипломатии, - такой сосуд снова лопнет по швам, - а именно в переплавке, очистке от примесей и отливке заново. Возможно, и само сокрушение РПЦЗ на осколки было промыслительным действием, но, конечно, предуготовительным для следующих двух стадий. Переплавкой и очисткой должно быть для нас "изменение ума" (метанойя), то, что по-русски переводится, как покаяние. Конечно, не в виде позорного спектакля "публичного покаяния перед нами наших врагов", которого так жаждут некоторые лидеры осколков. Речь идет о пересмотре своих "сверхправославных" загибов на предмет их соответствия Евангелию Христову и кафолической традиции Православной Церкви. Опыт показывает, что объединения осколков следует искать на путях метанойи, а не паранойи (навязчивой идеи собственной церковной исключительности).

скачать статью

Категория: Недавние работы | Автор: еп. Дионисий Алферов
Просмотров: 1161

Поиск по сайту